ОТКРОВЕНИЕ ИОАННА БОГОСЛОВА. ОБРАЗЫ АПОКАЛИПСИСА. 5 всадников апокалипсиса


4 всадника Апокалипсиса: имена и фото

Сегодня все чаще идет речь о четырех всадниках Апокалипсиса. Эти образы довольно популярны в нашей с вами современности. Они успешно используются в разнообразных видеоиграх и кинофильмах. Данные персонажи стали известными благодаря Откровениям Иоанна Богослова. Но и в наши дни церковные представители до конца не уверены в том, кем же на самом деле являются 4 всадника Апокалипсиса, имена которых можно узнать из нашей статьи. Однако бытует мнение, что каждый из этих героев соответствует определенному виду катаклизмов: войне, голоду, чуме и смерти.

Кто они?

Люди – это грешные существа. И это факт, который известен всему человечеству. Как только количество грехов достигнет апогея, Всевышний обрушивает на нашу землю свой гнев и призывает, чтобы 4 всадника Апокалипсиса (имена их вы узнаете ниже) несли разрушения и сеяли смерть. Именно так все описано в последней книге Нового Завета. Один за другим появляются всадники. Происходит это в соответствии с открытием одной из тех семи печатей, про которые идет речь в книге Откровений.

Существует 4 всадника Апокалипсиса. «Википедия» имена их знает. Первый всадник – Завоеватель. Чаще всего этот персонаж предстает перед зрителями как человек, едущий верхом на коне белого окраса.

Второго всадника зовут Войной (или Бранью). Свой суд он совершает именем самого Господа Бога. Этот всадник служит олицетворением войны. Его конь имеет красную масть. Хотя в некоторых источниках его окрас описывают как рыжий или пламенно-красный.

Всадник номер три шествует на вороном коне, и имя его - Голод. Человек этот изображается с весами или мерой в руке, что обозначает способ, которым делят хлеб во время голодомора. Кроме того, этот персонаж является единственной особой, чье появление знаменуется голосом.

И четвертый всадник носит имя Смерть. Он изображается верхом на бледном, белом коне. Вслед за этим персонажем идет Ад.

Первый всадник

Предполагается, что все 4 всадника Апокалипсиса, имена которых указаны выше, олицетворяют исключительно зло и уничтожение всего живого на планете. Но вместе с этим имеют место и другие гипотезы. Так, Ириней Лионский – священник, живший во II столетии – выдвинул теорию, согласно которой первым всадником является сам Иисус Христос. Белый же конь объяснялся неимоверным успехом Евангелия, которое описывало жизнь Мессии. Эта теория была поддержана многими церковниками, так как Иисус действительно всегда путешествовал на коне именно белого окраса.

Но существуют и такие священники, которые опровергают вышеупомянутую гипотезу, мотивируя свои домыслы тем, что Иисусу надлежит открыть семь печатей. А он не в состоянии одновременно быть и хранителем реликвии и всадником.

Рыжий конь для всадника номер два

Всадник, которого зовут Войной, появляется на рыжем коне и действует от имени Бога. Его жеребец может иметь ярко-красный или рыжий окрас. Имена 4 всадников Апокалипсиса (Darksiders - это игра, которая позволит вам почувствовать себя именно всадником по имени Война) всегда вызывали интерес у исследователей. Этот персонаж не стал исключением. Оттенок коня второго всадника трактуется как кровь, которая пролилась божьим посланником во время многократных сражений. В руках всадник держит двуручный, неимоверно красивый большой меч.

Появление рыжего коня и всадника на нем может означать начало гражданской войны. Эта война является восстанием против всадника на белом коне и его завоеваний. Впоследствии придет только смерть всего, что живет на земле.

Голод, или Третий всадник

Голод всегда появляется на коне черного цвета. Окрас животного трактуется как оттенок смерти. В руках всадник держит весы, о значении которых мы упоминали выше. 4 всадника Апокалипсиса (имена их можно прочитать в нашей статье) – это молчаливые особы. Но только появлению Голода сопутствует фраза, доносящаяся Иоанну от четырех зверей. Они обговаривают стоимость продуктов, указав, что только вино и елей есть в достатке.

Считается, что прибытие третьего всадника несет вместе с собой плохой урожай и поднятие стоимости зерна. Но при этом цена на вино и елей не изменится. Также бытует версия, что этот персонаж обозначает изобилие роскоши на рынке, тогда как предметы первой необходимости практически исчерпали себя.

Последний всадник

Смерть - это имя носит четвертый всадник. Разные переводы Библии дают неодинаковые названия этому персонажу. Нередко его именуют Чумой или Мором. Его конь имеет бледный окрас. Новые книги Библии также называют его цвет как «бледно-зеленый», «зеленый с желтым оттенком» или «пепельный». Такой тон характерен для кожи трупов.

Этот всадник является единственной особой, которую в Откровениях называют по имени. Никто не описывает, имеет ли четвертый всадник какое-либо оружие в своих руках. Но вместо этого говорится о том, что на планету вслед за всадником на бледном коне придет настоящее Пекло.

Вот какие они, 4 всадника Апокалипсиса. Имена лошадей их не указывает ни один источник, либо они отождествляются с именами самих всадников.

fb.ru

Интересная Версия - Четыре всадника Апокалипсиса и Армагеддон: wod_1958

Купание красного коня, 1912

Художник К.С. Петров - Водкин

И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он побеждающий, и чтобы победить. И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано было взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан был ему меч великий.

Откровение святого Иоанна Богослова (Апокалипсис)

-----------------------------

Армагеддон — в христианских представлениях место последней битвы добра со злом (ангелов и демонов) на исходе времён, где будут участвовать «цари всей земли обитаемой» (Апок. 16, 14—16). Также Армагеддон — обозначение самой Армагеддонской битвы.

Слово «Армагеддон» образовано от названия горы Мегиддо (ивр. הר מגידו‎, хар Мегиддо), расположенной в 10 километрах от города Афула на севере Израиля. С этим местом связаны многие важные исторические сражения библейских времён.

В этом регионе стоял карательный легион Рима, который очень жестоко расправлялся с местным населением и олицетворял собой зло. [источник?]

Вероятно, Мегиддо и «гора Израилева» (Иез.38:8), где произойдёт окончательное уничтожение полчищ Гога (по христианскому пониманию, антихриста) одно и то же место.

В поздней христианской литературе имеются другие толкования (например у сообщества «Свидетелей Иеговы»).

-------------------------------------------------------------------------Апока́липс - Откровение Иоанна Богослова — название последней книги Нового Завета (в Библии). Часто также упоминается как Апока́липсис (редк. Апока́липс, с прописной буквы, от греч. ἀποκάλυψις — раскрытие, откровение).

В книге Откровения описываются cобытия, которые произойдут перед Вторым пришествием Иисуса Христа на землю и будут сопровождаться многочисленными катаклизмами и чудесами (огонь с неба, воскрешение мёртвых, явление ангелов), поэтому слово «апокалипсис» часто употребляют как синоним для конца света или для катастрофы планетарного масштаба. От этого слова образовались термины апокалиптика и постапокалиптика, обозначающие жанры научной фантастики, в которых действия развиваются в мире во время или после какой-либо глобальной катастрофы, соответственно.

Христианская традиция приписывает авторство этой книги апостолу Иоанну Богослову. Это мнение издавна подвергается сомнению, поскольку проблематика и стиль изложения Апокалипсиса разительно отличается от «Евангелия от Иоанна» и Иоанновых посланий. При этом следует иметь в виду, что в апостольской среде было несколько Иоаннов, которые позднейшей традицией были объединены в одну фигуру. Так, при перечислении своих учителей раннехристианский автор Папий различает «Иоанна ученика Господня» и другого ученика, «пресвитера Иоанна», которого он знал лично и многие рассказы которого передавал. По этому поводу Евсевий Кесарийский отмечает: «Если не считать автором Откровения, известного под именем Иоаннова, первого Иоанна, то, значит, все эти видения были второму» («Церковная история», кн. 3, гл. 39, 5).Упоминания и цитаты из книги Откровения Иоанна Богослова встречаются уже у христианских авторов II века, в том числе Иринея и Тертуллиана. Евсевий, излагая церковное предание по данному вопросу, относит написание Апокалипсиса к последним годам правления Домициана (81—96 гг.). Ириней Лионский (около 180 г.) говорит: «Оно было увидено не давно, а почти при жизни нашего поколения, в конце правления Домициана» («Против ересей», 5.30.3). Это свидетельство подтверждается Климентом Александрийским (который говорит о «тиране»), Оригеном и другими, более поздними авторами. Свидетельством в пользу подобной датировки являются упоминаемые в книге обстоятельства (упадок церквей, жестокие гонения). Кроме того, Иоанн сообщает, что откровение было получено им в ссылке на острове Патмос, а Домициан как раз был известен тем, что любил избавляться от неугодных ему людей именно таким способом.

Вопрос о каноничности Откровения долгое время оставался открытым. В IV веке некоторые авторы даже приписывали его еретику Керинфу. Среди Отцов Церкви, отрицавших каноничность Откровения, были свт. Кирилл Иерусалимский и, видимо, свт. Григорий Богослов, который вовсе не упоминает его в своём послании «О том, какие подобает читать книги Ветхого и Нового завета». Отсутствует Апокалипсис и в списке канонических книг Библии, утверждённом Лаодикийским поместным собором 364 г. На рубеже V века, однако, возобладало мнение Афанасия Великого о каноничности Апокалипсиса; оно было подтверждено поместными соборами Иппонским (383 г.) и Карфагенским (419 г.)

Древнейшим из известных к настоящему времени греческих манускриптов Откровения является папирус, датируемый серединой или второй половиной III века (т. н. третий папирус Честера Битти, обозначаемый в литературе как *P47). Изучение показало, что исходно этот папирусный кодекс состоял из 32 листов, но до наших дней сохранилось в слегка поврежденном виде лишь 10 листов из середины кодекса. Несколько ранних унциальных рукописей, в том числе Синайский кодекс, также содержат текст Откровения. Но в целом следует отметить, что Откровение Иоанна — наименее хорошо засвидетельствованная в греческих рукописях книга Нового Завета. Она сохранилась примерно в 300 списках, из них лишь 10 рукописей — унциальные, причём не все полные (для сравнения, общее число известных на сегодняшний день манускриптов, содержащих те или иные новозаветные тексты на греческом языке, превышает пять с половиной тысяч).Худ. Стивен КингОдной из причин скудости ранних текстов может являться тот факт, что чтение из книги Откровения никогда не входило в богослужебную практику Восточной Церкви, возможно потому, что состав богослужения сформировался до окончательного включения книги в канон Нового Завета (и в настоящее время, книга Откровения не читается во время богослужения в Православной церкви, за единственным исключением, о котором сказано ниже). Поэтому, в частности, отрывки из Откровения отсутствуют в греческих лекционариях (литургических книгах, содержащих отрывки из Священного Писания, читаемые во время богослужения), являющихся одним из важных рукописных источников[1].

Вместе с тем второй главой действующего Типикона (Иерусалимский устав) предписывается чтение Апокалипсиса Великим постом на «великом чтении» в составе всенощных бдений (между вечерней и утреней)[2], отсутствовавшее в Студийском (ввиду отсутствий в нём бдений как таковых) и Евергетидском уставах [3]. В Католической церкви сейчас читается на воскресных мессах в пасхальный период (в литургический год C), песни из него входят и в «Литургию часов».

В протестанских церквях Откровение читается в любое время года, независимо от праздников или других событий, по побуждению проповедников.

По содержанию и своему стилю «Апокалипсис» резко отличается от других текстов Нового завета, там излагается полученное Иоанном от Бога откровение. Посредством видений Иоанну открылось предстоящее рождение антихриста на Земле, второе пришествие Христа, конец света, Страшный суд. Книга Откровения заканчивается пророчеством о том, что победа Бога над грехом увенчает тяжёлую борьбу. В обновлённом творении («новое небо и новая земля») Бог будет пребывать среди людей в вечном Небесном Иерусалиме. Заканчивается книга Откровения словами «гряди, Господи Иисусе», навсегда ставшими для учеников Христа выражением горячего желания приблизить эту грядущую победу.

Откровение подводит итог всему, что было сказано об этом в библейской традиции. Иоанн прибегает в нём к образам, заимствованным из ветхозаветных пророчеств, подчёркивая тем самым преемственность ветхозаветного и новозаветного откровения.

http://vehi.net/bible/otkroven.html - Откровение святого Иоанна Богослова (Апокалипсис)

Всадник Апо

wod-1958.livejournal.com

Четыре всадника Апокалипсиса Откровение Иоанна Богослова

Откровение Иоанна Богослова, глава 6И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями.

1. И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри.

2. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить.

3. И когда Он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри.

4. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.

5. И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей.

6. И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий и три хиникса ячменя за динарии; елея же и вина не повреждай.

7. И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертогоживотного, говорящий: иди и смотри.

8. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертою частью земли – умерщвлять мечем и голодом, и мором и зверями земными.

9. И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели.

10. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?

11. И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты как и они, дополнят число.

12. И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь;

13. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои;

14. И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих;

15. И цари земные и вельможи, и богатые и тысяченачальники и сильные, и всякий раб и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор,

16. И говорят горам и камням: падите на нас и скройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца;

17. Ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?

    «Четыре всадника Апокалипсиса» — термин, описывающий четырёх персонажей из шестой главы Откровения Иоанна Богослова, последней из книг Нового Завета. Учёные до сих пор расходятся во мнениях, что именно олицетворяет каждый из всадников, однако их часто именуют Завоеватель (Чума, Болезнь, Мор), Война, Голод и Смерть (Мор). Бог призывает их и наделяет силой сеять святой хаос и разрушение в мире. Всадники появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной из первых четырёх из семи печатей книги Откровения.Всадник на белом коне

    Как правило в христианской традиции трактуется как Антихрист. Однако, белый цвет его коня так же ассоциируется с праведностью, а в 19 стихе Откровений Иисус описывается сидящим именно на белом коне, что породило другую точку зрения, а именно то, что первый всадник возможно сам Иисус. В традиционной трактовке нарицательное имя всадника — «Чума» («Мор»).

    Ириней Лионский, влиятельный Христианский богослов второго века, был одним из первых, кто назвал всадника — самим Иисусом Христом, а белого коня трактовал как успех распространения Евангелия. Многие богословы впоследствии поддержали эту точку зрения, ссылаясь на последующее появление Христа на белом коне как Слово Божие в Откровении, 19. Кроме того, ранее в Новом Завете, в Евангелие от Марка сказано, что распространение Евангелие действительно может предварять и предвещать приближение апокалипсиса.Белый цвет также олицетворяет праведность в Библии, а Иисус в ряде появлений описывается как завоеватель.Однако, противники этой точки зрения говорят, что скорее всего первый всадник из 6 главы — не тот же самый, что появляется в 19 главе, ибо описаны они очень по-разному. Кроме того Христос, будучи Агнецем, что открывает семь печатей, вряд ли одновременно будет и одной из сил, создаваемой печатью. Всадник может также олицетворять Святой Дух. Святой Дух приходил к апостолам в Троицын день после ухода Христа. Появление же Агнеца в 5 главе Откровения олицетворяет триумфальное появление Иисуса на небесах, а Белый всадник, в таком случае, может быть посланным Иисусом Святым Духом и распространением учения Иисуса Христа. Под снятием первой печати можно подразумевать сонм апостолов, которые подобно луку направив против демонов Евангельскую проповедь, привели ко Христу уязвлённых спасительными стрелами и были увенчаны венцом нетления, ибо победили истиною князя тьмы и претерпели насильственную смерть за исповедание Владычнего имени ради второй победы.Всадник на рыжем коне     Второго всадника ассоциируют с войной, из-за цвета его коня и меча. Нарицательное имя всадника — «Война» («Брань»). Вершит он суд именем самого Бога. Конь его красного цвета, в некоторых переводах — «пламенно» красного или рыжего. Этот цвет, как и большой меч в руках всадника, означают кровь, пролитую на поле боя. Второй всадник также может олицетворять гражданскую войну, как бы в противоположность завоевательной, которую может олицетворять первый всадник. По мнению Святого Андрея, архиепископа Кесарийского, здесь разумеется апостольское учение, проповеданное мучениками и учителями. Этим учением, по распространении проповеди, природа разделилась сама на себя, нарушился мир мира, ибо Христос сказал «не мир пришел Я принести, но меч». Исповеданием этого учения жертвы мучеников вознесены на высший жертвенник. Рыжий конь означает или пролитую кровь, или же ревность сердечную мучеников за имя Христово. Слова «сидящему на нем дано взять мир с земли» указывают на премудрую волю Божия, в напастях посылающую испытания для верных.Всадник на вороном коне     Цвет коня третьего всадника намекает на цвет падшего [от голода] скота, а весы (мера) указывают на «безжалостное правосудие». Так же на голод намекает следующая строка: "И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай." И хотя современному человеку данные цены ничего не говорят, во времена Иоанна Богослова это было чрезвычайно высокой ценой. Нарицательное имя всадника — «Голод» («Глад»). Чёрный цвет коня может рассматриваться как цвет смерти. Всадник несет в руке меру или весы, означая способ деления хлеба во время голода. Из всех четырёх всадников, чёрный — единственный, чьё появление сопровождается произнесённой фразой. Иоанн слышит голос, идущий от одного из четырёх животных, который говорит про цены на ячмень и пшеницу, при этом говоря о неповреждении елея и вина. подразумевается, что в связи с голодом, несущимся черным всадником, цены на зерно резко вырастут, цена же вина и елея не изменится. Это можно объяснить естественно тем, что зерновые хуже переносят засухи, чем оливковые деревья и виноградные кустарники, пускающие глубокие корни. Это высказывание может также означать изобилие предметов роскоши при почти полном исчерпывании товаров первой необходимости, таких как хлеб. С другой же стороны, сохранение вина и елея может символизировать сохранение верующих христиан, использующих вино и елей для причащения. Чёрный конь может также означать плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений. Весы есть сравнение отпавших от веры или по наклонности и непостоянству ума, или по тщеславию, или же по немощи тела. Мера пшеницы за динарий, быть может, означает чувственный голод. В переносном смысле мера пшеницы, оцениваемая динарием, означает всех законноподвизавшихся и сохранивших данный им образ Божий. Три меры ячменя могут быть теми, кто по недостатку мужества покорились гонителям из-за страха, но потом принёсшим покаяние.Всадник на бледном коне     Единственный всадник чьё имя напрямую упоминается в Библии. Тем не менее, его называют и по-другому: «Чума», «Мор», основываясь на различных переводах Библии (например Иерусалимская библия). Так же, в отличие от остальных всадников, не описывается, несёт ли последний всадник какой-либо предмет в руке. Зато за ним следует ад. Однако, на иллюстрациях его часто изображают, несущим в руках косу, или меч. В некоторых переводах значится не дана ему власть, а дана им власть, что можно интерпретировать двояко: либо дана им — это Смерти и Аду, или же это может подводить итог под предназначением всех всадников; ученые здесь расходятся во мнениях. Цвет лошади последнего всадника описан как khlôros (χλωρóς) в Койне, что переводится как «бледный», однако возможны переводы и как «пепельный», «бледно-зеленый» и «изжелта зеленый». Этот цвет олицетворяет бледность трупа. Под этот цвет могут также подходить и другие реальные масти, как мышастая, пегая. Несмотря на то, что в русском синоидальном переводе конь обозначается как «бледный», в греческом было использовано специальное слово для обозначения нездорового зеленоватого оттенка. В некоторых сказаниях масть этого коня называют - "изабелловой".

Один конь был бел, другой конь был рыж -

Копыта касались залатанных крыш.

Гранитные ангелы в старом соборе

На город горящий смотрели из ниш.

Третий конь черен, как зимняя ночь,

Как стаи ворон, что уносятся прочь,

Подальше от этого города мертвых,

Которым уже невозможно помочь.

Последний луч света скользит по холмам,

По женским рукам и по детским щекам...

Четвертый конь бледен и синие вены

Пульсируют в такт невесомым шагам.

Крылатый трубач с лицом мертвеца

Играл на трубе о начале конца,

О том, что последний оплот человека

Падет в этот день под пятою Жнеца...

... Пройдет этот сон и начнется другой.

Бетонные стены хранят твой покой.

Но помни: копыта

копыта

копыта

Стучат день и ночь над твоей головой!Претеристская точка зрения     Многие современные ученые и богословы рассматривают Откровение Иоанна Богослова с претеристской точки зрения, рассуждая, что его пророчества и видения относятся только к первому веку в Христианской истории. В этих суждениях, Завоеватель, всадник на белом коне, иногда рассматривается как символ парфянских войск: Всадник несёт лук, а парфянскиая империя в те времена как раз славилась своими конными лучниками. Парфянцев же в свою очередь часто ассоциировали с белыми всадниками. Некоторые ученые даже указывают конкретно на Вологеза I, Парфянского шаха, который вступал в схватки с Римской Империей, и даже выиграл одну значимую битву в 62 Н. Э. Исторический контекст мог также повлиять и на образ Голода, чёрного всадника. В 92 Н. Э. Римский император Домициан пытался обуздать чересчур активное распространение виноградника, при этом стимулируя распространение зерновых, на что последовала бурная реакция протеста со стороны населения, в связи с чем он отказался от задуманного. Цель Голода истощить запасы ячменя и пшена, не трогая вино и елей, вполне может быть иллюстрацией вышеописанного события. Красный всадник, призванный забрать мир с земли, мог олицетворять внутригосударственные раздоры, бушевавшие во времена написания Откровения. Междоусобные конфликты бушевали в Римской империи в 1 веке Н. Э. и за небольшое время до него.

Другие точки зрения

     Согласно теории церкви Святых последних дней (Мормоны), каждая из открываемых в Откровении семи печатей символизирует конкретный тысячелетний промежуток времени. Появление первого всадника, Завоевателя, появляющегося после снятия первой печати, ассоциируется с периодом 4000-3000 годов до Н. Э. Он олицетворяет пророчество Еноха, который, по мнению Мормонов, основал праведный город Зион примерно в тот период времени. В этой интерпретации, однако, белый всадник есть добро, а его «завоевание» рассматривается как победа морали, нежели победа в войне. Второй всадник представляет времена самого Ноя (3000-2000 гг. до Н. Э.). Третий всадник — эра Абраама (2000—1000 гг. до Н. Э.). Четвертый всадник — с 1000 г до Н. Э. и до рождения Иисуса Христа. Как и во многих других трактовках, последние три всадники олицетворяют Войну, Голод и Смерть соответственно. Мормонские богословы утверждают, что соответствующие катастрофы как раз бушевали в приписанные всадникам периоды истории. Есть еще одна трактовка, сопоставляющия всадникам конкретные исторические события и даты. Так, в первые века христианства, в первом всаднике, сидящем на белом коне, толкователи признавали парфянского короля Вологеза, который в 62-ом году Н. Э. принудил римскую армию к капитуляции. Второй всадник был связан с британским восстанием 61-го года, в котором погибло до 150000 человек, или с войнами того же времени в Германии, или со смутами в Палестине. Третьему всаднику соответствовал голод 62-го года в Армении и в Палестине; четвертому — эпидемии 61-го года в Азии и Ефесе; пятой печати — Нероновы гонения на христиан.

"Четыре всадника Апокалипсиса" Альбрехт Дюрер

    В каждом веке Христианские богословы видят новые трактовки как всадников, так и Откровения в целом. Те, кто считает, что Откровение описывает современность, трактуют всадников по их цветам, используемым в современной истории. Красный, к примеру, часто приписывают Коммунизму, черный -символ Капитализма, зеленый же относят к появлению Ислама. Пастырь Ирвин Бакстер Мл., основатель Пастырства Конца времен, поддерживает такую трактовку. Некоторые приравнивают четырех всадников к ангелам четырех ветров. (См. Михаил, Гавриил, Рафаил, и Уриил, эти архангелы часто ассоциируются с четырьмя сторонами света)

    Еще одна интерпретация белого коня говорит, что он — Святой Дух, посланный в наш мир после смерти Христовой. Огненно красный конь — кровь, пролитая Христианскими мучениками. Черный конь олицетворяет разрозненность Еврейского народа во времена Римской Империи в 70 гг. Н. Э. Бледный конь олицетворяет Исламские народы (с прямой связью с Смертью и Адом, оставляемыми им)

    Общее видение св. Андрея дает следующую трактовку всадникам: снятие первой печати — это посольство в мире св. Апостолов, которые, подобно луку, направивши против демонов Евангельскую проповедь, спасительными стрелами привели ко Христу уязвленных и получили венец за то, что истиной победили начальника тьмы — вот что символизирует собою «конь бел» и «седяй на нем» с луком в руках. Снятие второй печати и появление рыжего коня, сидящему на котором «дано бысть взяти мир от земли», обозначает возбуждение неверных против верующих, когда Евангельской проповедью нарушился мир во исполнение слов Христовых: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Матф. 10:34), и когда кровью исповедников и мучеников за Христа обильно была долита земля. «Рыжий конь» — есть знак или пролития крови, или же сердечной ревности пострадавших за Христа. Снятие третьей печати и появление вслед за тем вороного коня со всадником, имевшим «мерило в руке своей», обозначает отпадение от Христа не имеющих твердой веры в Него. Черный цвет коня символизирует «плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений». «Мера пшеницы за динар» означает законно подвизавшихся и тщательно сохранивших данный им Божественный образ; «три меры ячменя» — это те, которые, подобно скотам, по недостатку мужества, покорились гонителям из боязни, но после покаялись и слезами омыли оскверненный образ; «и елея и вина не вреди» означает, что не следует из-за страха отвергать Христово врачевание, оставлять без него уязвленных и «впадших» в разбойники, но приносить им «вино утешения» и «елей сострадания». Снятие четвертой печати и появление бледного коня со всадником, имя которому смерть, означает проявление гнева Божия в отмщение за грешников — это различные бедствия последних времен, предсказанные Христом Спасителем (Матф. 24:6-7).

    Согласно Свидетелям Иеговы, видение о четырех апокалиптических всадниках исполняется с 1914 года до уничтожения этой системы вещей. Это согласуется с Откр.1:1,10, где говорится, что события, описываемые в книге Откровение, происходят во «дне Господа». Первый всадник — Иисус Христос, которому был дан венец, символизирующий, что он начал править на небе как Царь (Даниил 7:13,14). Остальные три всадника символизируют войны (красный или рыжый), голод (вороной), болезни, эпидении и другие причины преждевременной смерти (бледный). В подтверждение этому Свидетели Иеговы приводят параллель между видением о четырех всадниках и признаками присутствия Христа и последних дней, о которых говорится в Евангелии от Луки (глава 21) и от Матфея (глава 24).

miriy.livejournal.com

Всадники Апокалипсиса – добро или зло?

Их всегда четверо. Неразлучные Всадники Апокалипсиса. Чума – Война – Голод – Смерть. Их часто считают слугами Дьявола, потому, что их имена и миссию трудно соотнести с Божественным началом. Однако не все так однозначно.

Всадники Апокалипсиса появляются в шестой главе последней из книг Нового Завета. Карающая сила, которую призывает Бог, в наказание человечества за грехи. Являясь злом, они призываются для наведения порядка в мире – палачи у трона Божия. В них символично все – имена, масти их коней, события, которые происходят с их появлением. Согласно Откровения Иоанна Богослова, Четыре всадника – это четыре первых печати из семи печатей книги Откровения. Всадники всегда появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной печати, и выполняют возложенную на них миссию сеять святой хаос и разрушение в мире.

Кто такие четыре Всадники Апокалипсиса?

На этот счет нет единого мнения. Зло, во имя Добра?

Первый всадник – Чума

Первый всадник – Чума, изображается на белом коне. Белый цвет может олицетворять как праведность, так и лжеправедность, и имя всадника никак не вызывает ассоциаций с чем-то праведным и чистым, как и то, что сомнительно наличие одного всадника добра рядом с тремя всадниками зла. Как ни крути, а Война, Голод и Смерть никак не вызывают добрых ассоциаций. Да и Чума не располагает к рефлексии.

Второй всадник – Война

Второй – Война, всегда на рыжем (красном) коне. Красный цвет всегда ассоциируется с пламенем, кровью, страстью, яростью. Война, приходя в мир людей, вершит суд именем Бога, используя войну и напасть как испытание для верных. С мечом в руке он несет истину и просветление людям, через боль и кровь. Есть мнение, что красный цвет коня – это кровь мучеников, погибших во славу Бога.

Третий всадник – Голод

Третий – Голод, восседает на вороном коне. Голод, как и предыдущие два всадника, олицетворяет собой напасти и лишения, Божьей волей обрушенные на людей с целью наказать провинившихся и испытать на прочность верующих. Неслучайно это единственный всадник, способный говорить, и при появлении он вещает о грядущем дефиците зерна, который сулит людям голодную смерть, а, соответственно повышении цен на зерно, при этом цена на вино и елей остается неизменной. Как ни странно, виноград, вино и елей используются верующими христианами для причастия, и они остаются доступными. Масть его коня – вороная, цвет смерти, скорби, траура.

Четвертый всадник – Смерть

Четвертый – Смерть, на сером (бледном) коне. Это единственный всадник, за именем которого может стоять Ад. Он напрямую связан с миром мертвых и ему дана власть забирать жизни людей. В нем воплощен гнев Божий за безвинно погибших верующих, и Четвертый Всадник посылается в отмщение за грешников. В разных источниках он изображается по-разному. В одних он – скелет на коне с мечом или косой в руке, в других – невероятно красивый мужчина, способный через поцелуй выпить душу человека. В любом случае, Смерть – есть смерть.

Как видно, даже при ближайшем рассмотрении нельзя точно сказать кто они, Всадники Апокалипсиса – карающая рука Бога, или приспешники Сатаны. Зло во благо очищения рядов человеческих от нечистых душой и на руку людей, или коса, которая косит всех без разбора для пополнения легионов Ада. Возможно поэтому в литературе Четырех Всадников Апокалипсиса часто описывают как слуг Дьявола, несмотря на то, что в христианской литературе они – слуги Господа. Есть повод задуматься, а не посланы ли все творящиеся сейчас в мире испытания, как наказание Бога провинившихся людей?

Видео — 4 Всадника апокалипсиса

 

darkbook.ru

Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах -

Русская Православная Церковь

hram-troicy.prihod.ru

предисловие к книге «Как умирают цивилизации и почему Ислам тоже умирает»

Предисловие к книге «Как умирают цивилизации и почему Ислам тоже умирает»

Сокращение численности населения – очевидная, но игнорируемая мировая проблема. Если мыслить категориями арифметики, мы знаем, что социальная жизнь наиболее развитых стран рухнет в течение двух поколений. К 2050 году две трети итальянцев и три четверти японцев станут пожилыми иждивенцами. [1] При сохранении нынешних коэффициентов рождаемости в ближайшие два века количество немцев сократится на 98%. Ни одна пенсионная система, как и система здравоохранения не сумеет поддерживать такую перевернутую демографическую пирамиду. Кроме того, эта проблема не ограничивается развитыми странами. Еще большими темпами – в самом деле, такие уровни не были зарегистрированы ранее – рождаемость падает в мусульманском мире. В период с середины по конец 21-го века мировое население уменьшится на одну пятую, что на данный момент будет крупнейшим сокращением в истории человечества. 

Миру грозит более страшная катастрофа, чем в худших фантазиях «зеленых». Европейские защитники окружающей среды, выступающие за снижение мирового населения для сокращения выбросов углекислого газа, проведут свои преклонные годы в нищете, потому что через поколение в живых не останется европейцев, чтобы оплачивать их пенсии и медицинский уход. [2] Впервые в мировой истории уровень рождаемости во всем развитом мире намного ниже уровня воспроизводства, и значительная его часть миновала демографическую точку невозврата. 

Но еще более  уязвимо исламское общество. В то время как уровень рождаемости сокращается невиданными ранее темпами, она накладывается на катастрофически низкую деторождаемость в Европе, как кадры в замедленной сьемке. Среднестатистическая 30-летняя иранка происходит из семьи с шестью детьми, но сама она за свою жизнь родит только одного или двух детей. Турция и Алжир ненамного отстают от Ирана в сокращении рождаемости, и большинство других мусульманских стран быстро догоняют их. Но к середине этого века пояс мусульманских стран от Марокко до Ирана станет таким же серым, как и поредевшая Европа. Исламский мир получит такую же долю пожилых иждивенцев, что и развитые страны – но с одной десятой их производительности. В мусульманском мире тикает бомба замедленного действия, которую невозможно обезвредить.

Неотвратимость сокращения численности населения увеличивает, а не уменьшает опасность радикального ислама. Из-за отчаяния радикальные мусульмане, уже способные распознать разрушение своей культуры, полагают, что терять им уже  нечего.

Политическая наука в растерянности перед лицом демографического спада и его последствий. Увядание стран – это проблема, не имеющая решения в современной политической теории, основанной на принципе рациональной личной выгоды. На пороге исчезновения умные модели политологов разваливаются. Мы «не ведем переговоров с террористами». Но банковский грабитель, захвативший заложников, тоже в какой-то степени террорист, а переговоры полиции с такими злодеями – нечто само собой разумеющееся. А что, если грабитель банков знает, что через несколько недель он умрет от неизлечимой болезни? Это меняет ход переговоров. Простая правда – назовите ее Первым Универсальным законом Шпенглера – Человек или государство на пороге смерти не имеет «рациональной личной выгоды».

Традиционная геополитическая теория, в которой преобладают такие материальные факторы, как территория, природные ресурсы и превосходство технологий, не рассматривает вопрос о том, как люди поведут себя в условиях угрозы существованию. Геополитические модели едва ли напоминают реальный мир, в котором мы живем, где основной проблемой является желание или нежелание людей, населяющих данную территорию, дать жизнь новым поколениям.

Сокращение численности населения, главная проблема XXI века, повлечет за собой жестокие насильственные перевороты в мировом порядке. Страны, которым грозит снижение рождаемости, такие как Иран, реагируют агрессивно. В борьбе с собственной гибелью государства могут сделать выбор в пользу падения в ореоле славы. Конфликты могут выйти за рамки рациональной надежды на достижение стратегических задач – и дойти до точки, когда тот, кто желает сражаться до смерти, воспользуется возможностью сделать это.

Анализ государственных интересов не способен объяснить, почему некоторые страны вступают в войну без надежды на победу, или почему другие страны не сражаются даже ради защиты жизненно важных интересов. Он не может дать объяснение тому историческому факту, почему народы сражаются упорнее, жертвуя средствами и людьми, когда вся надежда на победу потеряна. Традиционный геополитический анализ не способен объяснить и причины сокращения численности населения, как и его последствия – например, при каких обстоятельствах стратегические перемены (особенно две мировые войны прошлого века) могут разрушить амбиции проигравших и привести к апатии и демографической смерти.

Почему люди, группы и страны действуют нерационально, часто под угрозой гибели? Часть проблемы лежит в нашем определении рациональности. При обычных обстоятельствах нам кажется нерациональным, если пожилой человек обналичивает свой страховой полис и сразу же тратит деньги. Но если этот человек неизлечимо болен и не имеет наследников, мы считаем вполне разумным быстро потратить все, как это сделал Отто Крингеляйн (Otto Kringelein) в фильме Гранд-отель или его более современный аналог, героиня Куин Латифы (Queen Latifah) в Последних каникулах. А если мы знаем, что скоро умрем от бешенства, что помешает нам кусать всех, кто нам не нравится? Что кажется самоубийственным американцам, может показаться рациональным людям, столкнувшимся с неминуемой гибелью в условиях экзистенциального вызова.

Как ни печально, самопожертвование людей, которым угрожает уничтожение, - это довольно распространенное явление. Культуры каменного века часто разрушались при контакте с внешним миром. Их культура разваливается, и количество самоубийств резко возрастает. Австралийский исследователь пишет о «распространении самоубийств или групповых смертях – феномене, при котором коренные народы, особенно мужчины из одной общины, кончают с собой в тревожных масштабах». [3] Канадский фонд Aboriginal Health Foundation сообщает: «Общий уровень самоубийств среди коренных народов примерно вдвое выше, чем среди всего населения Канады; уровень суицидов среди эскимосов еще выше – в 6-11 раз превышает общий уровень для всего населения». [4] Самоубийства носят характер эпидемий среди амазонских племен. 19 ноября 2000 года The London Telegraph писал:

Крупнейшее племя амазонских индейцев, 27-тысячное Гуарани, охватила волна самоубийств среди детей, вызванная их столкновением с современным миром. Суицид, никогда ранее не встречавшийся среди амазонских индейцев, теперь опустошает ряды Гуарани, живущих на юго-западе Бразилии, и отныне уровень самоубийств на этой территории является одним из самых высоких в мире. За последние десять лет более 280 Гуарани, включая 26 детей младше 14 лет, покончили с собой, отравившись или повесившись. Широкое распространение получил алкоголизм, а также желание иметь радио, телевизоры и джинсы, заставившие аборигенов осознать собственную нищету. Разрушились демографические структуры сообществ и семейная целостность, а священные ритуалы больше не соблюдаются.

Из более 6000 языков, существующих на планете в настоящее время, каждую неделю исчезают два, и в соответствии с большинством прогнозов, к концу века мертвыми станут половина из них. [5] В отчете Организации Объединенных наций говорится, что в ближайшие сотню лет 90% языков, на которых сейчас говорят на планете, перестанут существовать. [6] Более всего опасности исчезновения подвергаются языки с очень малым количеством носителей. В Папуа Новой Гвинее говорят, возможно, на тысяче отдельных языков, многие из которых используются племенами, состоящими всего из нескольких сотен представителей. Несколько исчезающих племенных языков существуют в амазонских джунглях, Андах или сибирской тайге. У восемнадцати языков существует лишь по одному живому носителю. Тяжело даже представить, каким должен казаться мир этим людям. Они навеки остались сиротами, начисто лишены воспоминаний, их существование сузилось до сиюминутной необходимости.

Но действительно ли эти умирающие остатки примитивных обществ настолько отличаются от нас? Гибель грозит большинству народов мира – не в этом году или следующем, а во вполне обозримом будущем. Значительная часть мира потеряла вкус к жизни. В настоящий момент уровень рождаемости в определенных частях развитого мира сократился настолько, что такие языки, как украинский или эстонский, могут исчезнуть через сто лет, а немецкий, японский и итальянский – через двести. Отречение от жизни в продвинутых странах, живущих в мире и процветании, не имеет исторического прецедента, кроме, пожалуй, падения нравов в Греции в пост-александрийский период упадка и в Риме в первые века нашей эры. Но Греция сдалась Риму, а Рим – варварам. В прошлом страны, предвидевшие собственный закат, сдавались Четырем всадникам апокалипсиса: Войне, Смерти, Голоду и Мору. Головным дозорным для старого квартета в сегодняшнем, более цивилизованном мире, стал Пятый всадник – потеря веры. Сегодняшние культуры умирают от апатии, а не от мечей своих врагов.

Арабский террорист-смертник приходится духовным братом подавленному туземцу амазонских джунглей. А европейская апатия – это обратная сторона исламского экстремизма. Но и безразличные европейцы, и радикальные мусульмане потеряли связь с прошлым и уверенность в будущем. Разница между европейским смирением с культурным вымиранием в пределах ста лет и исламистской похвальбой «Вы любите жизнь, а мы любим смерть» не так уж велика. Что приводит нас ко Второму Универсальному закону Шпенглера: Когда страны мира рассматривают свое падение не как отдаленную перспективу за горизонтом, а как прогнозируемый результат, они погибают от отчаяния. Как и у смертельно больного пациента, обналичивающего свою страховку, у культуры, предвидящей собственную гибель, иной стандарт рациональности, нежели предполагается в рамках традиционной политической науки.

Игровые теоретики попытались превратить политическую стратегию в количественную дисциплину. Игроки с долгосрочными интересами мыслят иначе, нежели игроки с краткосрочными.  Мошенник, не рассчитывающий вновь повстречаться со своей жертвой, возьмет все, что сможет, и сбежит; продавец, желающий набрать клиентуру, будет действовать честно в собственных же интересах. По аналогичной причине, утверждают теоретики, страны понимают, что в их интересах действовать как ответственные члены мирового сообщества, потому что долгосрочные преимущества хорошего поведения перевешивают временные блага хищнического образа жизни.

Но что если никакой долгосрочной перспективы нет – по крайней мере, у некоторых «участников» «игры»? Сложность в применении теории игр к проблеме экзистенциальной войны состоит в том, что  игроки не могут ожидать очередного  витка игры. Иногда целые народы обнаруживают, что находятся на грани возможного исчезновения, так что мирное решение может их не устраивать.

Такого рода ситуации часто возникали в истории, но никогда ранее с такой частотой, как сейчас, когда так много мировых культур могут не пережить и двух следующих веков. Народ, которому грозит культурное вымирание, вполне могут выбрать войну, если война дает даже слабую надежду на выживание. Именно таким радикальные исламисты видят положение традиционного мусульманского общества перед лицом современности. Исламисты опасаются, что если они потерпят поражение, то их религия и культура исчезнет в водовороте современного мира. Многие из них скорее погибнут в бою.

Как это ни парадоксально, возможно, войны на уничтожение имеют в своей основе рациональный выбор, так как диапазон выбора всегда должен быть ограничен допущением, что выбирающий продолжит существование. Экзистенциальный критерий, то есть обычный расчет успеха и провала. Если одна или более сторон знают, что миру необходимо, чтобы они перестали существовать, у них нет мотива для возвращения в мир. Вот каким видится будущее мусульманского общества радикальным исламистам. Богатое и успешное еврейское государство рядом с бедным и неблагополучным палестинским государством может подразумевать окончание морального авторитета ислама, и некоторые палестинцы, скорее, будут бороться до конца, нежели примут такой итог. Не желая отдавать своих детей на растерзание западной среды личной свободы и сексуальной распущенности, радикальные исламисты будут бороться не на жизнь, а на смерть.

Но почему мусульмане – а также и европейцы, и японцы – живут под общественным смертным приговором? Почему в современном мире вымирают народы? Демографы выявили несколько разных факторов, связанных с сокращением населения: урбанизация, образование и грамотность, модернизация традиционных обществ. В традиционном обществе дети имеют экономическую ценность – как сельскохозяйственные рабочие и кормильцы пожилых родителей; урбанизация и пенсионные системы превратили детей из источника дохода в обузу. А женская грамотность – это мощный прогнозирующий фактор сокращения населения в странах мира. В большинстве своем бедные и неграмотные женщины в Мали и Нигере за свою жизнь рожают по восемь детей, в то время как образованные и состоятельные женщины в развитом мире рожают одного или двух.

Но что определяет, будет ли один ребенок или двое? Дети также обладают духовной ценностью. Вот почему степень религиозности во многом объясняет разницу в приросте населения в разных странах мира. Самый низкий уровень рождаемости в индустриально развитых странах наблюдается в Восточной Европе, где атеизм был официальной идеологией на протяжении нескольких поколений. Самые высокие уровни рождаемости – в странах с высокой степенью религиозности, а именно – в Соединенных Штатах и Израиле. А демографы назвали религию решающим фактором различий в заселенности стран. Когда нет веры, нет и рождаемости. Смертельная спираль уровня рождаемости в большей части развитого мира заставила демографов обратить внимание на веру. Десятки новых исследований зафиксировали связь между религиозной верой и уровнем рождаемости.

Но почему одни религии, похоже, обеспечивают лучшую защиту от стерилизационных влияний современности, чем другие? Самый быстрый демографический спад, зарегистрированный в  документированной истории, происходит сегодня в мусульманских странах; демографическая зима быстрее всего наступает в одной пятой части мира, где религия оказывает наибольшее влияние. И что еще более удивительно: почему выходит так, что одна религия (христианство) предохраняет народ от демографического спада в одной местности (Америка), а в другой – нет (Европа)? Во многих частях света то, что некогда выглядело незыблемым оплотом веры, растаяло в жарком свете современности. В других современность лишь добавила удобрения, способствуя укреплению веры. Очевидно, некоторые разновидности религии выживут в современном мире, а другие – погибнут.

Стратегические аналитики и политики не готовы осознать эти новые и шокирующие обстоятельства, а также их всеохватывающие последствия для политической стратегии и экономики. Чтобы осмыслить сегодняшний мир, мы должны создать нечто большее, чем светская политология, которая ставит веру на полку как еще одну понятийную модель среди прочих понятийных моделей в своей коллекции образцов.

Наша политическая наука недостаточно компетентна, чтобы распознать глобальный кризис, основная причина которого имеет духовный характер. Но так было не всегда. С наступления эпохи христианства до Эпохи Просвещения XVII века Запад рассматривал политику сквозь призму веры. В трактате Святого Августина V века «Город Бога» государство рассматривалось сквозь призму соответствующего гражданского общества, а это гражданское общество как общину – союз на основе общей любви, в качестве противопоставления государству Цицерона (Cicero), основанному лишь на общих интересах. (В заключительной главе мы узнаем, почему мировоззрение Августина является путеводной звездой для американской внешней политики, способной реально справиться с угрозой, созданной неминуемым демографическим кризисом стран).

Взгляды Августина можно назвать «теополитикой». Тысячу лет спустя Николо Макиавелли (Niccolo Machiavelli) и Томас Хоббс (Thomas Hobbes) сменили тему на человеческое стремление к власти, богатству и личному выживанию. Хоббс, дедушка современной политологии из XVII века, ввел радикально усеченную антропологию, основанную на человеческой борьбе за выживание. Государство, доказывал он, было соглашением между людьми со слабыми перспективами на выживание в «первозданном виде»; таким образом, они передали свои личные права государю в обмен на защиту. Век спустя Монтескье (Montesquieu) разбавил эту смесь различиями в климате, почве и ресурсах. Современное видение разобщенного человека, мотивированного лишь поиском преимуществ, в широком смысле известно как «геополитика».

Что вызвало такую революцию в политическом мышлении, которая лишила современную политическую теорию без инструментов понимания причин и последствий нынешнего демографического кризиса? Несомненно, ужасные религиозные войны XVI и XVII веков, отравившие саму идею политики, основанной на религии. Европа вела династические и политические войны под чужим флагом религии до тех пор, пока Тридцатилетняя война 1618-1648 годов не уничтожила почти половину населения Центральной Европы. Вестфальский мир, завершивший эту страшную войну, навсегда похоронил политическую модель, которую христианский мир принимал со времен Августина: универсальную христианскую империю, сохраняющую мир и ограничивающую личную власть королей.

Вещи не так просты, какими они кажутся в стандартной оценке насилия, из-за которого Запад разлюбил теополитику. Потому что – как мы увидим впоследствии – государства-нации, противостоявшие универсальной империи, были основаны на противоборствующих типах веры, фанатичной форме национального самопоклонения, внутренняя логика которого изжила себя лишь в конце мировой войны и геноцида в XX веке, а также в кризисе веры и рождаемости в XXI веке. Но когда Томас Хоббс опубликовал свою великую книгу «Левиафан» через три года после окончания Тридцатилетней войны, казалось вполне правдоподобным, что «папство – это не что иное, как призрак погибшей Римской Империи, сидящий на ее могиле в короне».

Одной важной привлекательной чертой революции Хоббса в политическом мышлении была власть, обещанная ею интеллигенции. Если политика сводится к  человеку и его материальным потребностям, тогда человеком можно манипулировать за счет изменения его материальных обстоятельств. Умная элита могла решить все проблемы мира. В 1793 году Иммануэль Кант (Immanuel Kant) хвастал, что он может написать конституцию для расы дьяволов, «только будь они разумными». Европа проигнорировала его и продолжила саморазрушение в Наполеоновских войнах и двух мировых войнах прошлого века. Сегодня, как и во времена Канта, большим разочарованием в международных отношениях является отказ некоторых игроков действовать разумно. В революции Хоббса в политическом мышлении XVII века кое-что было приобретено, но гораздо больше было потеряно. Если рассматривать людей как существ, озабоченных лишь властью, богатством и собственной безопасностью, - то это убогая антропология. Упущенные инструменты – те, что Хоббс и Макиавелли вынули из ящика – это как раз те, которые необходимы нам, чтобы понять и справиться с опасностями, характерным для крупного кризиса, грозящего нам сегодня.

Секуляризм (принцип светскости) во всех своих формах не способен удовлетворить большинство фундаментальных человеческих потребностей. Социолог Эрик Кауфманн (Eric Kaufmann), который сам сожалеет о плодовитости религиозного и бесплодности светского, говорит об этом так: «Самым слабым звеном атеистического подхода к человеческой природе является то, что он не учитывает сильную тягу человека к обретению бессмертия для самих себя и своих любимых». Традиционному обществу приходится противостоять детской смертности, а также смерти от голода, болезней и войны. Однако это не должно слишком волновать нас: «Возможно, мы не сможем полностью победить смерть, но она станет настолько редким явлением, что мы с легкостью сможем забыть о ней».

Стала ли смерть действительно редким событием? Назовем это Третьим Универсальным законом Шпенглера: Несмотря на то, что вам говорят социологи, человеческая смертность по-прежнему достигает 100%.

Мы только можем заткнуть уши пальцами и повторять «Я ничего не слышу!»  перед лицом гибели. Религия предлагает человеку средства выйти за границы смертности, пережить хрупкость смертного существования. Homo religiosus (человек религиозный) противостоит смерти, только чтобы восторжествовать над нею. Мы не можем осознать роль религии в демографическом, экономическом и политическом развитии, а также различные роли религий в разных местах и временных периодах – без понимания экзистенциального опыта религиозного человека. Сложно передать этот опыт аналитику-атеисту; это сродни описанию влюбленности кому-то, кто никогда не был влюблен. Для понимания религии не нужно быть религиозным, но это помогает.

Но, не понимая противостояния человека собственной морали в религии, политическая наука ограничена анализом на основе инстинкта выживания – который, похоже, неожиданно подводит целые народы – и рационального шкурного интереса – в тот момент, когда страны и народы не ведут себя подчеркнуто рационально.

В заключение предыдущей вспышки нерациональности – Первой мировой войны – молодой немецкий солдат на отдаленном посту в Македонии кратко записывал свои мысли на армейских открытках в последние месяцы Первой мировой. Невысокий, с тонкими усиками, в очках, он готовился стать одним из чиновников немецкой академии, философом, работа которого должна была заключаться в усилении веры страны в свою культуру. Перед самым началом войны он вернулся к иудаизму, чуть не перейдя в христианство. Когда списки убитых, раненых и пропавших без вести росли обратно пропорционально надежде на победу,  философия оказалась ложным утешением. Философы, писал он, были как малые дети, заткнувшие уши руками и кричащие «Я тебя не слышу!» перед страхом смерти. «Из смерти – из страха перед смертью – происходит все наше знание Всего сущего», - начал солдат. Юного солдата заворожил не сам страх человека перед смертью, а то, как целые страны реагируют на страх своей совместной гибели. Он писал:

Как и каждый человек должен принимать во внимание свою окончательную смерть, народы мира предвидят свое окончательное вымирание, хотя и отдаленное во времени. Более того, любовь народов к своему собственному национальному единству сладка и наполнена предчувствием смерти. Любовь только тогда необыкновенно сладка, когда она направлена на смертный объект, и секрет этой величайшей сладости определяется горечью смерти. Таким образом, народы мира предвидят время, когда их земля с ее реками и горами все еще будет под небом, как и сегодня, но жить там будет кто-то другой; когда их язык будет захоронен в книгах, а их законы и обычаи потеряют свою живую силу.

Этим солдатом был Франц Розенцвейг (Franz Rosenzweig), а открытки стали великой книгой «Звезда Искупления». Осознание смерти определяет состояние человека, так что люди не могут смириться со своей смертностью без надежды на бессмертие. А наше чувство бессмертия – стадное. Культура общности – это то, что объединяет мертвых с теми, кто еще не родился.

Гибель культуры – это страшное событие, так как оно стирает не только будущее, но и прошлое, то есть надежды и страхи, тяжкий труд и жертвы бесчисленных поколений, о чьих жизнях больше не помнят, потому что ни одно живое существо не споет песню или не расскажет легенду.

Первый дошедший до нас памятник письменной словесности, «Сказания о Гильгамеше», созданный, вероятно, 3700 лет назад, описывает похождения шумерского царя в поисках бессмертия. После похода, полного трудностей и опасностей, Гильгамешу было сказано: «Жизни, что ищешь, не найдешь ты. Когда боги создали человека, они предназначили ему смерть, но жизнь сохранит он сам».

В дохристианском мире, указывает Розенцвейг, народы земли предвидели собственное исчезновение. Любовь всякой нации несет в себе предчувствие смерти, потому что всякое племя знает, что его время на земле ограничено. Некоторые сражаются не на жизнь, а на смерть. Другие перестают размножаться. Некоторые делают и то, и другое.

Христианство первым научило их еврейскому обещанию жизни вечной. Разговор о «человеческом поиске смысла» упрощает проблему. Человечеству требуется смысл, выходящий за пределы смерти. Эта необходимость во многом объясняет человеческое поведение, которое в ином случае может показаться нерациональным. Не нужно быть религиозным, чтобы понять этот фундаментальный факт человеческой природы, но религия помогает, потому что вера недвусмысленно выражает человеческую потребность в выходе за границы морали. Светским рационалистам сложно определить мотивы народов, столкнувшихся с экзистенциальным вызовом, - не столько потому что у них нет веры, столько потому что они питаются верой в саму рациональность, и со всем энтузиазмом  обращенного верят в способность разума объяснить весь человеческий опыт.

Но не только религиозные люди нуждаются на надежде на бессмертие. Самый безбожный коммунист надеется, что его память останется в сердце благодарного пролетариата. Даже если мы не верим, что наша душа найдет место на небесах или что мы воскреснем во плоти, мы, тем не менее, верим, что какая-то часть нас останется в потомках, воспоминаниях или последовательности действий, и что эта часть продолжит существовать так долго, пока люди вроде нас продолжат населять Землю. Человечество упорно продолжает утешать себя тем, что некая часть нас сохраняется после смерти. К сожалению, наша надежда на бессмертие в форме воспоминаний хрупка и часто напрасна. Бессмертие такого рода зависит от выживания людей, похожих на нас – то есть от преемственности нашей культуры. Если вы действительно верите в божественную жизнь после смерти, будьте уверены, ничто не способно по-настоящему разочаровать вас. Но нет никакого утешения в том, чтобы быть последним из Могикан.

И это из-за Четвертого Универсального закона Шпенглера: История мира – это история человеческого поиска бессмертия. Когда нации добровольно выходят в эту темную ночь, что мы должны думать о человеческой природе?

Люди могут быть не единственными животными, чувствующими смерть. (Слоны, очевидно, скорбят по мертвым, и собаки  оплакивают своих умерших хозяев). Но мы – единственные животные, чье чувство целостности зависит от культуры настолько же, насколько и от генов. В отличие от мужчин и женщин, здоровые животные общепризнанно проявляют инстинкт самосохранения и воспроизведения своих видов. Нет кошек, решивших не иметь котят, чтобы лучше преуспеть в качестве ловцов мышей.

Я не имею в виду, что люди разных культур принадлежат к разным видам. Напротив, сын бушмена из Калахари преуспеет, если его воспитают в семье механика из Глазго. (Как отмечает Джаред Даймонд (Jared Diamond), автор книги «Кризис: Как общества решают потерпеть поражение или добиться успеха», проще быть глупым в современном государстве всеобщего благосостояния, чем в племени охотников-собирателей в Новой Гвинее).

Но для людей культура играет ту же роль, что и виды для животных. Взрослый бушмен никогда полностью не адаптируется к индустриальному обществу, как и старший судовой механик из Глазго не выдержит и пары недель в Калахари. В той же мере можно сказать, что животное испытывает стремление к будущему за пределами его собственной жизни, этот импульс реализуется за счет размножения видов. Но отдельное человеческое существование стремится к преемственности культуры, которая поощряет, сохраняет и передает наш вклад будущим поколениям. Культура – это то, из чего мы формируем надежду на бессмертие – не просто через генетическую передачу, но и посредством процесса обмена между поколениями.

При отсутствии религиозной веры, если наша культура умирает, наша надежда на выход за пределы простого человеческого существования умирает вместе с ней. Люди, запертые в умирающей культуре, живут в сумеречном мире. Они выбирают смерть через стерильность, похоть и войну. Собака залезет в канаву и там умрет. Члены больных культур не совершают ничего настолько грандиозного, но они перестают рожать детей, притупляют свои чувства с помощью алкоголя и наркотиков, впадают в депрессию и слишком легко кончают с собой. Или они вступают в войну с имеющимся источником их унижения.

Правда в том – ссылаясь на Пятый Универсальный закон Шпенглера – что Человечество не может принять смертность без надежды на бессмертие. Когда мужчины и женщины теряют святое, они теряют желание жить. Лишенные бессмертия, мы с удивлением осознаем тот факт, который мы знаем со всей определенностью – что однажды мы должны умереть. Это справедливо как для современного гомо сапиенса, так и для наших самых дальних предков. Даже в могилах неандертальцев при раскопках был обнаружен погребальный инвентарь. «Не хлебом единым жив человек», - сказал Моисей на восточном берегу реки Иордан. У богатых людей мира есть весь хлеб, что им нужен, но они потеряли желание жить.

Американцы неспособны проникнуться экзистенциальными страхами других стран. Америка – величайшее исключение в демографическом кризисе, охватившем современный мир. Будучи нацией эмигрантов, мы возрождаем сами себя. У нас нет багажа из трагического прошлого. Клей, что держит нас вместе, - это общая концепция справедливости и возможности. Соединенные Штаты – это то, что Джон Кортни Мюррей (John Courtney Murray) назвал «пропозициональной страной». Обладая благожелательностью и оптимизмом, мы полагаем, что все народы похожи на нас, забывая, что мы происходим от людей, решивших отказаться от трагической судьбы своих собственных стран на далеких берегах и стали нацией американцев. Но мы узнали, что наша способность влиять на события в остальном мире, даже при отсутствии конкурирующей сверхдержавы, ограниченна, и что расточение ресурсов может быть убийственным для нас. Наше стратегическое мышление страдает из-за неспособности принимать в расчет экзистенциальные проблемы других стран. Мы мыслим узкими категориями геополитики, но нам нужно изучать теополитику – мощное влияние религиозных верований и стремлений на мировые события. Даже мы, исключительные американцы, должны понять и справиться с кризисом веры и рождаемости – особенно в быстро и опасно исчезающем мусульманском мире – чтобы доминировать в мире, где трагические исходы происходят намного чаще счастливых концов.

Примечания

Эти данные основаны на Elderly Dependency Ratio (отношении количества граждан старше 65 лет включительно к количеству граждан 15-64-х лет), рассчитанном по модели  доклада ООН World Population Prospects 2010 года при условии сохранения нынешнего уровня рождаемости.

В книге Джареда Даймонда «Кризис: Как общества решают потерпеть поражение или добиться успеха», написанной в 2005 году, осуждается истощение ресурсов и экологический ущерб. Вымерший народ острова Пасхи и индейцы майя доколумбовой эпохи вырубили слишком много деревьев, отмечает Даймонд, и таким образом, он утверждает, что ущерб, нанесенный окружающей среде, является величайшей угрозой нашей цивилизации. (Неважно, что за последнюю четверть века Америка увеличила площадь своих лесов на 20 миллионов акров: истории о катастрофах подобного рода находят отклик у публики, получающих удовольствие от сообщений в СМИ о глобальном потеплении и фильмов-катастроф). Однако остров Пасхи – это редкий феномен в мировой истории. Культуры, о которых нам больше всего известно – и от которых происходит наша собственная цивилизация – погибли по другой причине. Классическая Греция и Рим пали по той же причине, по которой сегодня умирают Западная Европа, Япония и другие части современного мира: они лишились мотивации к рождению новых детей. Бесплодные греки были завоеваны римской армией и неисчерпаемой рабочей силы ферм итальянского полуострова; когда сами римляне позднее перестали рожать, их одолели мелкие армии завоевателей-варваров.

goldenfront.ru

Четыре всадника Апокалипсиса - это... Что такое Четыре всадника Апокалипсиса?

«Четыре всадника Апокалипсиса» — термин, описывающий четырёх персонажей из шестой главы Откровения Иоанна Богослова, последней из книг Нового Завета.

Клерикалы до сих пор расходятся во мнениях, что именно олицетворяет каждый из всадников, однако их часто именуют Завоеватель (Чума, Болезнь)[1], Война[2], Голод[3] и Смерть[4][5]. Бог призывает их и наделяет силой сеять святой хаос и разрушение в мире. Всадники появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной из первых четырёх из семи печатей книги Откровения.

Всадники

Появлению каждого из всадников предшествует снятие Агнцем печатей с Книги Жизни. После снятия каждой из первых четырёх печатей тетраморфы восклицают Иоанну — «иди и смотри» — и перед ним поочерёдно появляются апокалиптические всадники.

Всадник на белом коне

Первый всадник, изображённый в Бамбергском Апокалипсисе (1000—1020)
И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырёх животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить

Белый цвет коня обычно рассматривается как олицетворение праведности или лжеправедности

Зло

Исходя из того, что остальные всадники явно олицетворяют зло и разрушительные силы природы, и принимая во внимание тот общий стиль появления и описания всадников, можно сделать вывод, что первый всадник тоже олицетворяет зло.[6][7] Немецкая Stuttgarter Erklärungsbibel называет его гражданской войной и внутренним раздором. Евангелист Билли Грэм интерпретирует Всадника на Белом коне как Антихрист, олицетворение лжепророчеств, основываясь на различиях всадника из шестой главы Откровения и Иисуса на белом коне из девятнадцатой главы.[8] Так, например, в Откровении, 19 Иисус имеет множество венцов, в то время как всадник из Откровения, 6 — только один..

Праведность

Ириней Лионский, влиятельный Христианский богослов второго века, был одним из первых, кто назвал всадника — самим Иисусом Христом, а белого коня трактовал как успех распространения Евангелия.[7] Многие богословы впоследствии поддержали эту точку зрения, ссылаясь на последующее появление Христа на белом коне как Слово Божие в Откровении, 19. Кроме того, ранее в Новом Завете, в Евангелие от Марка сказано, что распространение Евангелие действительно может предварять и предвещать приближение апокалипсиса.[6][7] Белый цвет также олицетворяет праведность в Библии, а Иисус в ряде появлений описывается как завоеватель.[6][7] Однако, противники этой точки зрения говорят, что скорее всего первый всадник из 6 главы — не тот же самый, что появляется в 19 главе, ибо описаны они очень по-разному. Кроме того Христос, будучи Агнецем, что открывает семь печатей, вряд ли одновременно будет и одной из сил, создаваемой печатью.[6][7]

Всадник может также олицетворять Святой Дух.[источник не указан 1070 дней] Святой Дух приходил к апостолам в Троицын день после ухода Христа. Появление же Агнеца в 5 главе Откровения олицетворяет триумфальное появление Иисуса на небесах, а Белый всадник, в таком случае, может быть посланным Иисусом Святым Духом и распространением учения Иисуса Христа.[9]

Под снятием первой печати можно подразумевать сонм апостолов, которые подобно луку направив против демонов Евангельскую проповедь, привели ко Христу уязвлённых спасительными стрелами и были увенчаны венцом нетления, ибо победили истиною князя тьмы и претерпели насильственную смерть за исповедание Владычнего имени ради второй победы.[10]

Всадник на рыжем коне

Второй всадник, изображённый на рукописи XIII века
И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч.

Второго всадника обычно именуют Войной («Бранью»), и вершит он суд именем самого Бога. Часто он олицетворяет войну. Конь его красного цвета, в некоторых переводах — «пламенно» красного или рыжего. Этот цвет, как и большой меч в руках всадника, означают кровь, пролитую на поле боя.[7] Второй всадник также может олицетворять гражданскую войну, как бы в противоположность завоевательной, которую может олицетворять первый всадник.[7][11]

По мнению Святого Андрея, архиепископа Кесарийского, здесь разумеется апостольское учение, проповеданное мучениками и учителями. Этим учением, по распространении проповеди, природа разделилась сама на себя, нарушился мир мира, ибо Христос сказал «не мир пришел Я принести, но меч»  (Мф.10:34). Исповеданием этого учения жертвы мучеников вознесены на высший жертвенник. Рыжий конь означает или пролитую кровь, или же ревность сердечную мучеников за имя Христово. Слова «сидящему на нем дано взять мир с земли» указывают на премудрую волю Божия, в напастях посылающую испытания для верных.[10]

Всадник на вороном коне

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай.

Третий всадник скачет на чёрном коне, и в основном считается, что он олицетворяет голод.[7] Чёрный цвет коня может рассматриваться как цвет смерти. Всадник несет в руке меру или весы, означая способ деления хлеба во время голода.[11]

Из всех четырёх всадников чёрный — единственный, чьё появление сопровождается произнесённой фразой. Иоанн слышит голос, идущий от одного из четырёх животных, который говорит про цены на ячмень и пшеницу, при этом говоря о неповреждении елея и вина. Подразумевается, что в связи с голодом, несущимся чёрным всадником, цены на зерно резко вырастут, цена же вина и елея не изменится. Это можно объяснить естественно тем, что зерновые хуже переносят засухи, чем оливковые деревья и виноградные кустарники, пускающие глубокие корни.[7][11] Это высказывание может также означать изобилие предметов роскоши при почти полном исчерпывании товаров первой необходимости, таких как хлеб. С другой же стороны, сохранение вина и елея может символизировать сохранение верующих христиан, использующих вино и елей для причащения.[7]

Чёрный конь может также означать плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений. Весы есть сравнение отпавших от веры или по наклонности и непостоянству ума, или по тщеславию, или же по немощи тела. Мера пшеницы за динарий, быть может, означает чувственный голод. В переносном смысле мера пшеницы, оцениваемая динарием, означает всех законноподвизавшихся и сохранивших данный им образ Божий.[10] Три меры ячменя могут быть теми, кто по недостатку мужества покорились гонителям из-за страха, но потом принёсшим покаяние.[10]

Всадник на бледном коне

Четвертый всадник, изображенный в Бамбергском Апокалипсисе (1000—1020)
И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными.

Четвертый и последний всадник именуется Смертью. Среди всех всадников, этот — единственный, чье имя присутствует непосредственно в тексте. Тем не менее, его называют и по-другому: «Чума», «Мор»[12], основываясь на различных переводах Библии (например Иерусалимская библия). Так же, в отличие от остальных всадников, не описывается, несёт ли последний всадник какой-либо предмет в руке. Зато за ним следует ад. Однако, на иллюстрациях его часто изображают, несущим в руках косу, или меч.

Цвет лошади последнего всадника описан как khlôros (χλωρóς) в Койне, что переводится как «бледный», однако возможны переводы и как «пепельный», «бледно-зелёный» и «изжелта-зелёный».[11] Этот цвет олицетворяет бледность трупа.[7][13] Под этот цвет могут также подходить и другие реальные масти, как мышастая, пегая.

В некоторых переводах значится не дана ему власть, а дана им власть, что можно интерпретировать двояко: либо дана им — это Смерти и Аду, или же это может подводить итог под предназначением всех всадников; ученые здесь расходятся во мнениях.[6]

Трактовки

Претеристская точка зрения

Многие современные ученые и богословы рассматривают Откровение Иоанна Богослова с претеристской точки зрения, рассуждая, что его пророчества и видения относятся только к первому веку в Христианской истории.[11] В этих суждениях, Завоеватель, всадник на белом коне, иногда рассматривается как символ парфянских войск: Всадник несёт лук, а парфянская империя в те времена как раз славилась своими конными лучниками.[7][11] Парфянцев же в свою очередь часто ассоциировали с белыми всадниками.[7] Некоторые ученые даже указывают конкретно на Вологеза I, Парфянского шаха, который вступал в схватки с Римской Империей, и даже выиграл одну значимую битву в 62 Н. Э.[7][11]

Исторический контекст мог также повлиять и на образ Голода, чёрного всадника. В 92 Н. Э. Римский император Домициан пытался обуздать чересчур активное распространение виноградника, при этом стимулируя распространение зерновых, на что последовала бурная реакция протеста со стороны населения, в связи с чем он отказался от задуманного. Цель Голода истощить запасы ячменя и пшена, не трогая вино и елей, вполне может быть иллюстрацией вышеописанного события.[11][13]

Красный всадник, призванный забрать мир с земли, мог олицетворять внутригосударственные раздоры, бушевавшие во времена написания Откровения. Междоусобные конфликты бушевали в Римской империи в 1 веке Н. Э. и за небольшое время до него.[7][11]

Другие точки зрения

Согласно теории церкви Святых последних дней (Мормоны), каждая из открываемых в Откровении семи печатей символизирует конкретный тысячелетний промежуток времени.[14][15] Появление первого всадника, Завоевателя, появляющегося после снятия первой печати, ассоциируется с периодом 4000-3000 годов до Н. Э.[14] Он олицетворяет пророчество Еноха, который, по мнению Мормонов, основал праведный город Зион[16] примерно в тот период времени. В этой интерпретации, однако, белый всадник есть добро, а его «завоевание» рассматривается как победа морали, нежели победа в войне.[14] Второй всадник представляет времена самого Ноя (3000-2000 гг. до Н. Э.). Третий всадник — эра Абраама (2000—1000 гг. до Н. Э.). Четвертый всадник — с 1000 г до Н. Э. и до рождения Иисуса Христа.[14] Как и во многих других трактовках, последние три всадники олицетворяют Войну, Голод и Смерть соответственно. Мормонские богословы утверждают, что соответствующие катастрофы как раз бушевали в приписанные всадникам периоды истории.[14]

Есть еще одна трактовка, сопоставляющия всадникам конкретные исторические события и даты. Так, в первые века христианства, в первом всаднике, сидящем на белом коне, толкователи признавали парфянского короля Вологеза, который в 62-ом году Н. Э. принудил римскую армию к капитуляции. Второй всадник был связан с британским восстанием 61-го года, в котором погибло до 150000 человек, или с войнами того же времени в Германии, или со смутами в Палестине. Третьему всаднику соответствовал голод 62-го года в Армении и в Палестине; четвертому — эпидемии 61-го года в Азии и Ефесе; пятой печати — Нероновы гонения на христиан.[17]

В каждом веке Христианские богословы видят новые трактовки как всадников, так и Откровения в целом. Те, кто считает, что Откровение описывает современность, трактуют всадников по их цветам, используемым в современной истории.[18] Красный, к примеру, часто приписывают Коммунизму, черный -символ Капитализма, зеленый же относят к появлению Ислама. Пастырь Ирвин Бакстер Мл., основатель Пастырства Конца времен, поддерживает такую трактовку[19].

Некоторые приравнивают четырех всадников к ангелам четырех ветров.[20](См. Михаил, Гавриил, Рафаил, и Уриил, эти архангелы часто ассоциируются с четырьмя сторонами света).

Еще одна интерпретация белого коня говорит, что он — Святой Дух, посланный в наш мир после смерти Христовой.[источник не указан 1070 дней] Огненно красный конь — кровь, пролитая Христианскими мучениками.[источник не указан 1070 дней] Черный конь олицетворяет разрозненность Еврейского народа во времена Римской Империи в 70 гг. Н. Э.[источник не указан 1070 дней] Бледный конь олицетворяет Исламские народы (с прямой связью с Смертью и Адом, оставляемыми им[21]).

Общее видение св. Андрея дает следующую трактовку всадникам: снятие первой печати — это посольство в мире св. Апостолов, которые, подобно луку, направивши против демонов Евангельскую проповедь, спасительными стрелами привели ко Христу уязвленных и получили венец за то, что истиной победили начальника тьмы — вот что символизирует собою «конь бел» и «седяй на нем» с луком в руках.

Снятие второй печати и появление рыжего коня, сидящему на котором «дано бысть взяти мир от земли», обозначает возбуждение неверных против верующих, когда Евангельской проповедью нарушился мир во исполнение слов Христовых: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Матф. 10:34), и когда кровью исповедников и мучеников за Христа обильно была долита земля. «Рыжий конь» — есть знак или пролития крови, или же сердечной ревности пострадавших за Христа.

Снятие третьей печати и появление вслед за тем вороного коня со всадником, имевшим «мерило в руке своей», обозначает отпадение от Христа не имеющих твердой веры в Него. Черный цвет коня символизирует «плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений». «Мера пшеницы за динар» означает законно подвизавшихся и тщательно сохранивших данный им Божественный образ; «три меры ячменя» — это те, которые, подобно скотам, по недостатку мужества, покорились гонителям из боязни, но после покаялись и слезами омыли оскверненный образ; «и елея и вина не вреди» означает, что не следует из-за страха отвергать Христово врачевание, оставлять без него уязвленных и «впадших» в разбойники, но приносить им «вино утешения» и «елей сострадания».

Снятие четвертой печати и появление бледного коня со всадником, имя которому смерть, означает проявление гнева Божия в отмщение за грешников — это различные бедствия последних времен, предсказанные Христом Спасителем (Матф. 24:6-7)[10].

Согласно Свидетелям Иеговы[22], видение о четырех апокалиптических всадниках исполняется с 1914[23] года до уничтожения этой системы вещей. Это согласуется с Откр.1:1,10, где говорится, что события, описываемые в книге Откровение, происходят во «дне Господа». Первый всадник — Иисус Христос, которому был дан венец, символизирующий, что он начал править на небе как Царь (Даниил 7:13,14). Остальные три всадника символизируют войны (красный или рыжый), голод (вороной), болезни, эпидении и другие причины преждевременной смерти (бледный). В подтверждение этому Свидетели Иеговы приводят параллель между видением о четырех всадниках и признаками присутствия Христа и последних дней, о которых говорится в Евангелии от Луки (глава 21) и от Матфея (глава 24).

Мор, Война, Голод и Смерть

Альбрехт Дюрер Четыре всадника Апокалипсиса (1497—1498)Гравюра на дереве Художественный музей. Карлсруэ. Германия

В данной интерпретации образ первого всадника меняется с Завоевателя на Мор (чума/болезнь), отделяемый, в свою очередь, от Смерти.[24] Итак, первым из всадников появляется Мор, скачущий на белом коне. За Мором следует Война на кровавом коне и с огромным мечом. С Войной, в связи с массовыми разрушениями и мором, приходит Голод. Голод жирный, но скачет на дряхлом черном коне, олицетворяя обжорство и голод соответственно. И с голодом грядет Смерть. Его конь бледен. За ним следует Ад, поглощающий все оставшиеся души.[25]

На этой интерпретации чаще всего базируются образы четырех всадников апокалипсиса в популярной культуре[24].

Другие упоминания

Захария также видел четырех коней (Захария 1:8-17, 6:1-8). В его видение первым пришел Красный, затем Черный, Белый и Бледный.[источник не указан 1070 дней]Их он называет «четырьмя духами небес, которые когда-то стояли перед самим Владыкой всей земли.» Отличия коней Захарии от тех из Откровения в том, что их цвета, похоже, ничего не обозначают и не символизируют; кроме того, кони у Захарии исполняют роль, скорее, часовых, чем сил разрушения и страшного суда[7].

Кроме того, летающие божественные всадники в мифологиях, как Иудейской, так и языческой[13].

Произведения, не имеющие отношения к библейскому сюжету

См. также

Примечания

  1. ↑ Flegg, Columba Graham An introduction to reading the Apocalypse. — St Vladimir's Seminary Press, 1999. — P. 90. ISBN 0-88141-131-0.
  2. ↑ Lenski, Richard C. H. (англ.)русск. The Interpretation of St. John's Revelation (reprint). — Augsburg Fortress, 2008. — P. 224. ISBN 0-8066-9000-3.
  3. ↑ Mounce, Robert H. The Book of Revelation (New International Commentary on the New Testament). — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 1997. — P. 140.
  4. ↑ Morris, Leon (англ.)русск. (1987). The Book of Revelation (Tyndale New Testament commentaries) (2nd ed.). — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company. — P. 100–105. ISBN 0-8028-0273-7.
  5. ↑ Gerhard Kittel (англ.)русск., Geoffrey William Bromiley, and Gerhard Friedrich, Theological dictionary of the New Testament. — Grand Rapids, Michigan:Wm. B. Eerdmans Publishing, 1968. — P. 996.
  6. ↑ 1 2 3 4 5 Beale Gregory K. The Book of Revelation: A commentary on the Greek text. — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 1998. — P. 375. — ISBN 080282174X
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Beale, Gregory K. (1998). The Book of Revelation: A commentary on the Greek text. Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company. pp. 375. ISBN 0-8028-2174-X.
  8. ↑ Graham, Billy. Approaching Hoofbeats
  9. ↑ Vos, Brian D. «The Four Horsemen of the Apocalypse», The Outlook, June 2006 vol. 56 no. 4, pp 16-20.Outlook Article — The Four Horsemen of the Apocalypse
  10. ↑ 1 2 3 4 5 Толкование на апокалипсис Святого Андрея, архиепископа Кесарийского. Москва, 1999
  11. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Morris Leon The Book of Revelation (Tyndale New Testament commentaries). — 2nd. — Grand Rapids, Michigan: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 1987. — P. 100–105. — ISBN 0-8028-0273-7
  12. ↑ BBC — h3g2 — The Four Horsemen of the Apocalypse
  13. ↑ 1 2 3 Case, Shirley Jackson. The revelation of John: a historical interpretation. University of Chicago Press, 1919. 261—263. [1]
  14. ↑ 1 2 3 4 5 Church Educational System. «55 — The Kingdoms of This World Are Become the Kingdoms of Our Lord.» The Life and Teachings of Jesus and His Apostles. Second Edition, Revised. Salt Lake City, UT: Church of Jesus Christ of Latter-day Saints, 1979. [2]
  15. ↑ Draper Richard D. Opening the Seven Seals: The Visions of John the Revelator. — Deseret Book. — P. 62–68. — ISBN 0-87579-547-1
  16. ↑ Moses 7:19 SELECTIONS FROM THE BOOK OF MOSES CHAPTER 7 (December 1830)
  17. ↑ Толкование Апокалипсиса Св. Иоанна Богослова
  18. ↑ Humphries Paul D. A Dragon This Way Comes. — Mustang, Oklahoma: Tate Publishing, 2005. — P. 13–85. — ISBN 1-59886-06-1-5
  19. ↑ Baxter, Irvin Arafat and Jerusalem: The Palestinian Perspective. Endtime Ministries.(недоступная ссылка — история) Проверено 5 декабря 2006.
  20. ↑ Robert Smith Apocalypse. — 1998.
  21. ↑ The Approaching Apocalypse.
  22. ↑ «Откровение: его грандиозный апогей близок!», Watchtower Bible and Tract Society, 2002, стр.89
  23. ↑ «Чему на самом деле учит Библия?», Watchtower Bible and Tract Society, 2005, стр.215. Архивировано из первоисточника 13 марта 2012.
  24. ↑ 1 2 For examples, see en:Four Horsemen of the Apocalypse in popular culture article
  25. ↑ The Four Horsemen of the Apocalypse

Ссылки

dic.academic.ru