История одной книги. Габриэль Гарсия Маркес: «Сто лет одиночества». Маркес 100 лет одиночества


отзывы и краткое содержание. "Сто лет одиночества", Габриэль Маркес :: SYL.ru

Книга «Сто лет одиночества» вошла в мировую литературу как культовый шедевр мысли гениального писателя, не побоявшегося осветить без прикрас зарождение, расцвет и закат семейного рода Буэндиа.

Кто такой Габриэль Маркес?

В марте 1928 года в небольшом колумбийском городе родился вулкан литературного поприща – талантливый и эксцентричный писатель Габриэль Маркес. Чтобы поведать об этой личности, не хватит страниц ни в одной книге! Он, как никто другой, умел проживать каждый день своей жизни, как последний, и радоваться самой крошечной детали быта. Для него каждый человек был достоин написания отдельного романа, а каждое событие вписывалось в тайники подсознания, чтобы потом найти свое место среди переплетения судеб героев книги.

Вся магия слов писателя зародилась на базе его журналистской карьеры. Он печатал смелые и даже дерзкие материалы, обнажая самые сокровенные факты так, словно события подвергались хирургическому вмешательству. Его творческое наследие стало символом литературы всей Южной Америки, поставив его на пьедестал среди писателей.

Первый рассказа Маркеса создан в 1947 году, во времена, когда писатель еще не помышлял о литературном поприще, но уже был угнетен своей текущей работой адвоката. Желая более детально вникать в человеческие судьбы, а также обезоруживать социальную несправедливость с помощью слова, Габриэль с 1948 года начинает работать журналистом.

Политические неурядицы на родине выгоняют писателя во Францию, где он пишет свой первый роман «Полковнику никто не пишет». Вернувшись через некоторое время в родную страну, Маркес работал корреспондентом в местных газетах. Он часто выезжал делать репортажи в страны Европы, а накопившиеся знания с лихвой использовал в своих повестях и романах. Однако наиболее значимым произведением в его творчестве, а также в целом в литературе стала книга Маркеса «Сто лет одиночества».

Роман, в котором запечатлена вся суть латиноамериканской истории

Если говорить о наиболее фундаментальной работе Габриэля Гарсиа Маркеса, то непременно стоит упомянуть «Сто лет одиночества». Отзывы о книге весьма противоречивы, хотя ни один критик так и не рискнул опровергнуть неоценимую глубину художественной выразительности. С литературной точки зрения этот роман – многоплановая работа, где автор на примере шести поколений из рода Буэндиа отобразил весь социально-исторический процесс развития Латинской Америки. Здесь переплетены факты из народного эпоса, затронуты вопросы бытия буржуазной цивилизации, история мировой литературы. В романе хорошо показан душевный путь героев, приведший их к отчуждению, а затем и одиночеству.

Время – главный герой романа

Краткое содержание «Сто лет одиночества» можно уместить в одно предложение. В романе повествуется о жителях городка под названием Макондо в контексте одного рода. Главный герой произведения - даже не человек, а время. Это очень символично и хорошо отражает суть латиноамериканской культуры описанного исторического отрезка.

Время движется по спирали для семейства Буэндиа, постоянно возвращая всех его членов в ранее случавшиеся ситуации. В персонажах легко запутаться, так как Маркес «Сто лет одиночества» создавал по образу и подобию бытующих раньше родовых традиций: мальчиков из рода в род называли в честь отца, что приводило к тому, что рано или поздно все члены одного рода звались одинаково. Все персонажи замкнуты в одном временном пространстве, в котором ничего не происходит в течение длительного времени. Иллюзии и одиночество каждого члена рода Буэндиа так явно прослеживаются на фоне текущего времени, которое, словно смерч, кружит их по кругу, не выпуская за свои пределы.

Эта книга символизирует важный переломный момент, который рано или поздно случается в каждой цивилизации, и людям приходится вылезти из своих раковин и поддаться неизбежным изменениям. «Сто лет одиночества» Габриэль посвятил каждому отдельному индивидууму и всему городу в целом, ведь он являет собой мозаику судеб.

Художественная самобытность романа

В книге описаны наиболее острые проблемы колумбийского народа, которые повсеместно присутствовали и в других странах Латинской Америки. Название, которое автор выбрал не случайно, символизирует тягостное одиночество, которое было характерным в переломные времена, где феодальная эксплуатация шла рядом с развитой формой капитализма. Маркес повсеместно иронизирует, чтобы скрасить углы безысходности. Он представляет перед читателями наследственное одиночество, которое передавалось в роду Буэндиа из поколения в поколение. Интересен тот факт, что проявлялось оно не сразу, и герои не с самого рождения получали «замкнутый» вид, а лишь после столкновения с определенными обстоятельствами, которые, очевидно, тоже передавались по наследству.

Писатель живописно отображает народный эпос в виде сказок, придумывая нереальные и очень поэтичные сюжетные линии. Многие персонажи романа наделены признаками оборотней, привидений, многоглавых драконов. Художественная самобытность романа и заключается в том, что Маркес мастерски сочетает острые социально-психологические проблемы со сказочными мотивами, внося в свое произведение мистическое очарование.

«Сто лет одиночества»: содержание

В этом аллегорическом произведении Маркес описывает события одного небольшого города под названием Макондо. Это абсолютно реальное селение, которое даже присутствует на карте Колумбии. Однако с легкой руки автора это место утратило свою географическую ценность и превратилось в мифический город, в котором навеки укоренились традиции родом из детства писателя.

Событийная линия развивается на фоне острых социально-экономических изменений с середины XVII века по 30-е годы XIX века. Основные действующие лица, на плечи которых Маркес взвалил вся тяготы бытия того периода, – поколение рода Буэндиа. Краткое содержание «Сто лет одиночества» можно выразить всего несколькими фразами, в то время как наибольшую ценность для читателя представляют отдельные диалоги, истории любви героев и мистические отступления.

Роман строится на последовательном описании жизни членов одного рода. Их генеалогическое древо начинается с зарождения семьи Урсулы Игуаран и Хосе Аркадио Буэндиа. Далее их жизнь тесно переплетается с описанием занятий их выросших детей (второе поколение) - названного в честь отца Хосе Аркадио, полковника Аурелиано Буэндиа, Амаранты и Ребеки.

Третье поколение - незаконнорожденные дети предшествующих членов семьи, оно было самым многозначительным по численности. У одного только полковника Аурелиано было 17 детей от разных женщин!

Четвертое и пятое поколения рода участвуют в событиях не так явственно, как первые три. Читателю к тому времени все сложнее различать персонажей, так как они все названы в честь друг друга.

Основатели рода Буэндиа

«Сто лет одиночества» - о чем эта книга? Этот вопрос мучает каждого, кто ее читал. Символичность произведения спрятана внутри мельчайших деталей быта отдельных персонажей романа. Для того чтобы приблизиться к разгадке этого феномена, попробуем разобраться в личностях основателей рода, о котором повествует Габриэль Маркес. «Сто лет одиночества» начинается с брака Хосе Аркадио и неподражаемой Урсулы, которая приходилась ему двоюродной сестрой. Их союз был увенчан страхами родственников, что их дети могут родиться похожими на поросят, ведь не принято создавать союз внутри уже существующей семьи.

Урсула, знающая о последствиях инцеста, твердо вознамерилась сохранять невинность. Хосе Аркадио не желает ничего слышать о подобных глупостях, но его юная супруга непреклонна. Полтора года они борются по ночам за право сохранить данные себе обеты. Досадный случай резко изменил ситуацию. Однажды над Хосе Аркадио стали насмехаться как над мужчиной, намекая на его брачную несостоятельность. Гордый представитель Буэндиа убивает обидчика копьем и, придя домой, заставляет Урсулу выполнить свой супружеский долг. Но с тех пор их начинает преследовать дух обидчика, и Хосе Аркадио решает обосноваться на новом месте. Покинув нажитое с женой место, они отправляются на поиски нового жилья. Так со временем перед читателем происходит зарождение нового городка Макондо.

Хосе и его Урсула олицетворяют собой два противоположных полюса. Его изнутри съедает страсть к познанию мира, влекут мистические учения волшебников и целителей. Стараясь соединить в своем сознании науку и магию, он так и не справляется с этой задачей и сходит с ума. Урсула словно стержень этого рода. Она беспрекословно выполняет те же задачи, что и ее предки, не желая менять свои взгляды на сложившиеся ситуации.

Хосе Аркадио - младший

Краткое содержание «Сто лет одиночества» невозможно без упоминания представителей второго поколения. Первенец Урсулы и Хосе Аркадио назван в честь своего отца. Он унаследовал от него вздорный характер и эмоциональную душу. Из-за своей страсти он уходит из отчего дома вслед за кочующими цыганами. Вернувшись через много лет, он женится на своей дальней родственнице, которая успела вырасти к этому времени. Он превратился в скрытного и угрюмого юношу. Хосе Аркадио по сюжету романа успевает спасти своего младшего брата от рук захватчиков города, которого зовут Аурелиано Буэндиа. Погиб герой при загадочных обстоятельствах.

Ребека и Амаранта

Сага «Сто лет одиночества», содержание которого, безусловно, может запутать неопытного читателя, выглядела бы скупо, не будь в его строках описания этих двух очаровательных девушек. Амаранта – третий ребенок Урсулы и Хосе Аркадио. С тех пор как к ним в дом пришла сиротка Ребека, они стали подругами. Достигнув взрослого возраста, девушки влюбляются в одного и того же парня – итальянца Пьетро.

Девушки теряют дружбу из-за конкурентной вражды, однако итальянец останавливает свой выбор на Ребеке. После этого Амаранта одержима мыслью отомстить сестре и даже пытается отравить ее. Долгожданная свадьба между Пьетро и третьей дочерью Урсулы так и не состоялась из-за постоянных трауров. Ребека, раздосадованная неразделенной любовью, находит утешение в объятиях Хосе Аркадио – старшего сына основателя рода. Вопреки злым пророчествам Урсулы и обещанию изгнать их из семьи, молодая пара решает пожениться. В это время Амаранта понимает, что утратила всякий интерес к Пьетро. Она отрекается от любви и решает умереть невинной, невзирая на многочисленные домогательства со стороны поклонников. Ребека же после смерти мужа решает жить взаперти и никогда не выходить из дома.

Полковник Аурелиано Буэндиа

В своем романе писатель не обделил вниманием и второго сына - Хосе Аркадио - старшего. Задумчивостью и философской натурой наделяет этого героя Маркес. «Сто лет одиночества» повествует о полковнике Аурелиано Буэндиа как об очень чувствительной натуре, которая всю свою жизнь провела в поисках себя. Его судьба была извилистой, зато он оставил после себя щедрое наследие в виде 18 детей.

«Сто лет одиночества»: отзывы

Неопровержимым достоинством книги является ее вневременная актуальность. Этот роман не утрачивает своей глубины даже на пике глобальных перемен в обществе, так как на его страницах мастерски запечатлен весь социально-психологический подтекст данного явления.

Читатели говорят о том, что во время прочтения книги нельзя отвлекаться, так как Маркес с присущей ему иронией сумел максимально упростить сложные для понимания вещи и усложнить глупые детали. Повествование происходит на грани между реальностью и вымыслом. Согласно отзывам, усложняет процесс прочтения отсутствие диалогов. Повторяющиеся имена главных персонажей, а также последовательное переплетение их судеб в похожих ситуациях порой ставят в тупик даже самых бдительных и внимательных читателей.

Роман «Сто лет одиночества» люди советуют читать, будучи в зрелом возрасте. Это позволит избежать непонимания описываемых процессов.

Кому может понравиться роман Маркеса «Сто лет одиночества»?

Это произведение пронизано тонким юмором и неподражаемой иронией. Писатель явно преследовал цель не только освятить исторические события описываемого периода, но и наделить своих героев чертами людей, способных справиться с любыми переменами. Насколько им это удалось – вопрос открытый, однако не стоит отрицать тот факт, что каждый персонаж прописан с умопомрачительной точностью, а его поведение мастерски передает присвоенный ему характер. Краткое содержание «Сто лет одиночества» можно одновременно уместить в одном предложении и при этом не хватит суток, чтобы поведать, о чем оно конкретно. Этот роман по праву находится в золотой сокровищнице литературного фонда и претендует на твердую пятерку.

Однозначно ответить, кому это произведение могло бы прийтись по вкусу, нельзя. Это фундаментальный исторический роман с элементами латиноамериканского фольклора, вплетением мифических персонажей и четко соблюденной хронологической последовательностью. Он находится на грани между словами безумца и мыслями философа. Основная мысль романа в том, что человек может справиться со всеми превратностями судьбы, но он никогда не должен опускать руки перед страхом поражения и собственного бессилия. Для тех, кто умеет видеть за пределами букв и может открыть свое воображение навстречу чувствам, покажется неоспоримым бриллиантом в шкатулке литературных драгоценностей роман «Сто лет одиночества». О чем эта книга, вы теперь знаете, и надеемся, что у вас возникло желание прочитать ее самостоятельно.

www.syl.ru

Сто лет одиночества читать онлайн

Список книг автора можно посмотреть здесь: Габриэль МаркесКупить и скачать эту книгу

Люди живут и носят одни и те же имена – и разные, почти карнавальные, маски. Кто отличит героя от предателя, а шлюху – от святой? Различия в затерянном мире городка Макондо очень условны. Ибо там давно уже «порвалась дней связующая нить». И никому ее несоединить. Ни смертным. Ни судьбе. Ни Богу…

Загрузка...

 

 

Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца. Мир был еще таким новым, что многие вещи не имели названия и на них приходилось показывать пальцем. Каждый год в марте месяце у околицы селения раскидывало свои шатры оборванное цыганское племя и под визг свистулек и звон тамбуринов знакомило жителей Макондо с последними изобретениями ученых мужей. Сначала цыгане принесли магнит. Дородный цыган с дремучей бородой и худыми пальцами, скрюченными, словно птичья лапка, назвавший себя Мелькиадесом, с блеском продемонстрировал присутствующим сие, как он выразился, восьмое чудо света, созданное алхимиками Македонии. Держа в руках два железных бруска, он переходил от хижины к хижине, и охваченные ужасом люди видели, как тазы, котелки, щипцы и жаровни поднимаются со своих мест, а гвозди и винты отчаянно стараются вырваться из потрескивающих от напряжения досок. Предметы, уже давно и безнадежно потерянные, вдруг возникали именно там, где их до этого больше всего искали, и беспорядочной гурьбой устремлялись за волшебными брусками Мелькиадеса. «Вещи, они тоже живые, – провозглашал цыган с резким акцентом, – надо только уметь разбудить их душу». Хосе Аркадио Буэндиа, чье могучее воображение всегда увлекало его не только за ту грань, перед которой останавливается созидательный гений природы, но и дальше – за пределы чудес и волшебства, решил, что бесполезное пока научное открытие можно было бы приспособить для извлечения золота из недр земли.

Мелькиадес – он был честным человеком – предупредил: «Для этого магнит не годится». Но в ту пору Хосе Аркадио Буэндиа еще не верил в честность цыган и потому обменял на магнитные бруски своего мула и нескольких козлят. Напрасно его жена Урсула Игуаран, собиравшаяся за счет этих животных подправить расстроенные дела семьи, пыталась помешать ему. «Скоро я завалю тебя золотом – класть некуда будет», – отвечал ей муж. В течение нескольких месяцев Хосе Аркадио Буэндиа упрямо старался выполнить свое обещание. Пядь за пядью исследовал он всю окружающую местность, даже речное дно, таская с собой два железных бруска и громким голосом повторяя заклятие, которому научил его Мелькиадес. Но единственным, что ему удалось извлечь на белый свет, были покрытые ржавчиной доспехи пятнадцатого века – при ударе они издавали гулкий звук, как большая тыква, набитая камнями. Когда Хосе Аркадио Буэндиа и четыре односельчанина, сопровождавшие его в походах, разобрали доспехи на части, они нашли внутри обызвествленный скелет, на шее у него был медный медальон с прядкой женских волос.

В марте цыгане появились снова. Теперь они принесли с собой подзорную трубу и лупу величиной с хороший барабан и объявили, что это самые новейшие изобретения амстердамских евреев. Трубу установили возле шатра, а в дальнем конце улицы посадили цыганку. Уплатив пять реалов, вы заглядывали в трубу и видели эту цыганку так близко, словно до нее было рукой подать. «Наука уничтожила расстояния, – возвещал Мелькиадес. – Скоро человек сможет, не выходя из своего дома, видеть все, что происходит в любом уголке света». В один из жарких полдней цыгане устроили необыкновенное представление с помощью гигантской лупы: посредине улицы они положили охапку сухой травы, навели на нее солнечные лучи – и трава вспыхнула. У Хосе Аркадио Буэндиа, не успевшего еще утешиться после неудачи с магнитами, тут же родилась мысль превратить лупу в боевое оружие. Мелькиадес, как и в прошлый раз, попробовал было отговорить его. Но в конце концов согласился взять в обмен на лупу два магнитных бруска и три золотые монеты. Урсула с горя даже прослезилась. Эти монеты пришлось достать из сундука со старинными золотыми, которые ее отец скопил за всю свою жизнь, отказывая себе в самом необходимом, а она хранила под кроватью в ожидании, пока не подвернется дело, стоящее того, чтобы вложить в него деньги. Хосе Аркадио Буэндиа и не подумал утешать жену, он с головой погрузился в свои опыты и проводил их с самоотречением настоящего ученого и даже с риском для жизни. Стараясь доказать, что лупу можно с пользой применить против неприятельских войск, он подвергнул воздействию сосредоточенных солнечных лучей свое тело и получил ожоги, которые превратились в язвы и долго не заживали. Он уже готов был поджечь и собственный дом, да жена решительно воспротивилась столь опасной затее. Много часов провел Хосе Аркадио Буэндиа у себя в комнате за обдумыванием стратегических возможностей своего новейшего оружия и даже составил руководство по его применению, отличавшееся поразительной ясностью изложения и непреодолимой силой доводов. Это руководство вместе с приложенными к нему многочисленными описаниями проведенных опытов и несколькими листами пояснительных чертежей было отослано властям с гонцом, который перевалил через горный хребет, плутал по непроходимым болотам, плыл по бурным рекам, подвергался опасности быть растерзанным дикими зверями, умереть от тоски, погибнуть от чумы, пока наконец не вышел к почтовому тракту. Хотя добраться до города было в те времена почти невозможно, Хосе Аркадио Буэндиа обещал приехать по первому слову властей и показать военным начальникам, как действует его изобретение, и даже лично обучить их сложному искусству солнечной войны. Несколько лет он все ждал ответа. Наконец, устав ждать, пожаловался Мелькиадесу на новую неудачу, и тогда цыган самым убедительным образом доказал ему свое благородство, он забрал лупу, возвратил дублоны и подарил Хосе Аркадио Буэндиа несколько португальских мореходных карт и разные навигационные приборы. Своею собственной рукой Мелькиадес написал сжатое изложение трудов монаха Германа и оставил записи Хосе Аркадио Буэндиа, чтобы тот знал, что как пользоваться астролябией, буссолью и секстантом. Нескончаемые месяцы дождливого сезона Хосе Аркадио Буэндиа просидел, запершись в маленькой комнате в глубине дома, где никто не мог помешать его опытам. Он совершенно забросил свои домашние обязанности, все ночи проводил во дворе, наблюдая движение звезд, и чуть не получил солнечный удар, пытаясь найти точный способ определения зенита. Когда он в совершенстве освоил свои приборы, ему удалось составить себе такое точное понятие о пространстве, что отныне он мог плавать по незнакомым морям, исследовать необитаемые земли и завязывать отношения с чудесными существами, не выходя из стен своего кабинета. Именно в эту пору у него появилась привычка говорить с самим собой, разгуливая по дому и ни на кого не обращая внимания, в то время как Урсула и дети гнули спины в поле, ухаживая за бананами и малангой, маниокой и ямсом, ауйямой и баклажанами. Но вскоре кипучая деятельность Хосе Аркадио Буэндиа внезапно прекратилась и уступила место какому-то странному состоянию. Несколько дней он был словно околдованный, все бубнил что-то вполголоса, перебирая разные предположения, удивляясь и сам себе не веря. Наконец, в один декабрьский вторник, за обедом, он вдруг разом избавился от терзавших его сомнений. Дети до конца своей жизни будут помнить, с каким торжественным и даже величественным видом их отец, трясущийся, будто в ознобе, измученный долгими бдениями и лихорадочной работой воспаленного воображения, уселся во главе стола и поделился с ними своим открытием:

Страниц: Страница 1, Страница 2, Страница 3, Страница 4, Страница 5, Страница 6, Страница 7, Страница 8, Страница 9, Страница 10, Страница 11, Страница 12, Страница 13, Страница 14, Страница 15, Страница 16, Страница 17, Страница 18, Страница 19, Страница 20, Страница 21, Страница 22, Страница 23, Страница 24, Страница 25, Страница 26, Страница 27, Страница 28, Страница 29, Страница 30, Страница 31, Страница 32, Страница 33, Страница 34, Страница 35, Страница 36, Страница 37, Страница 38, Страница 39, Страница 40, Страница 41, Страница 42, Страница 43, Страница 44, Страница 45, Страница 46, Страница 47, Страница 48, Страница 49, Страница 50, Страница 51, Страница 52, Страница 53, Страница 54, Страница 55, Страница 56, Страница 57, Страница 58, Страница 59, Страница 60, Страница 61, Страница 62, Страница 63, Страница 64, Страница 65, Страница 66, Страница 67, Страница 68, Страница 69, Страница 70, Страница 71, Страница 72, Страница 73, Страница 74, Страница 75, Страница 76, Страница 77, Страница 78, Страница 79, Страница 80, Страница 81, Страница 82, Страница 83, Страница 84, Страница 85, Страница 86, Страница 87, Страница 88, Страница 89, Страница 90, Страница 91, Страница 92, Страница 93, Страница 94, Страница 95, Страница 96, Страница 97, Страница 98, Страница 99, Страница 100, Страница 101, Страница 102, Страница 103, Страница 104, Страница 105, Страница 106, Страница 107, Страница 108, Страница 109, Страница 110, Страница 111, Страница 112, Страница 113, Страница 114, Страница 115, Страница 116, Страница 117, Страница 118, Страница 119, Страница 120, Страница 121, Страница 122, Страница 123, Страница 124, Страница 125, Страница 126, Страница 127, Страница 128, Страница 129, Страница 130, Страница 131, Страница 132, Страница 133, Страница 134, Страница 135, Страница 136, Страница 137, Страница 138, Страница 139

myluckybooks.com

Персонажи романа «Сто лет одиночества»

Персонажи романа «Сто лет одиночества»

Семья Буэндиа

Первое поколение

Хосе Аркадио Буэндиа

Основатель семейства Буэндиа — волевой, упрямый и непоколебимый. Основатель города Макондо. Имел глубокий интерес к устройству мира, наукам, техническим новинкам и алхимии. Хосе Аркадио Буэндиа сошёл с ума, ища философский камень и в конечном счёте забыл родной язык, начав говорить на латыни. Его привязали к каштановому дереву во дворе, где он встретил свою старость в компании призрака Пруденсио Агиляра, убитого им в молодости. Незадолго до смерти, его жена Урсула снимает с него верёвки и освобождает мужа.

Урсула Игуаран

Жена Хосе Аркадио Буэндиа и мать семейства, которая воспитала большинство членов своего рода вплоть до праправнуков. Твердо и строго управляла семьёй, заработала изготовлением леденцов большую сумму денег и перестроила дом. В конце жизни Урсула постепенно слепнет и умирает в возрасте около 120 лет. Но помимо того, что она всех воспитала, и зарабатывала, в том числе, и выпечкой хлеба, Урсула была едва ли не единственным членом семьи, обладавшим здравым умом, деловой хваткой, умением выживать в любой ситуации, сплачая всех и безграничной добротой. Если б не она, являвшая стержнем всей семьи, неизвестно, как бы и куда бы повернулась жизнь семьи.

Второе поколение

Хосе Аркадио

Хосе Аркадио — старший сын Хосе Аркадио Буэндиа и Урсулы, унаследовавший от отца упрямость и импульсивность. Когда в Макондо приходят цыгане, женщина из табора, которая видит обнажённое тело Хосе Аркадио, восклицает, что она никогда не видела такого большого мужского полового члена, как у Хосе. Любовницей Хосе Аркадио становится знакомая семьи Пилар Тернера, которая беременеет от него. В конечном счёте он оставляет семейство и отправляется вслед за цыганами. Возвращается Хосе Аркадио через много лет, в течение которых он был моряком и несколько раз совершил кругосветное путешествие. Хосе Аркадио превратился в сильного и угрюмого человека, чьё тело с ног до головы изрисовано татуировками. По возвращении он сразу же вступает в брак с дальней родственницей, Ребекой (воспитывавшейся в доме его родителей, и успевшей вырости, покуда он бороздил по океанам), но за это его изгоняют из дома Буэндиа. Он живёт на окраине города у кладбища, и, благодаря махинациям сына — Аркадио, является владельцем всей земли в Макондо. Во время захвата города консерваторами Хосе Аркадио спасает брата, полковника Аурелиано Буэндиа, от расстрела, но вскоре сам загадочно погибает.

Солдаты времён гражданской войны в Колумбии
Полковник Аурелиано Буэндиа

Второй сын Хосе Аркадио Буэндиа и Урсулы. Аурелиано часто плакал в утробе матери и родился с открытыми глазами. С детства проявилась его предрасположенность к интуиции, он точно чувствовал приближение опасности и важных событий. Аурелиано унаследовал от отца задумчивость и философскую натуру, изучал ювелирное дело. Женился на малолетней дочери алькальда Макондо — Ремедиос, но она скончалась, не достигнув совершеннолетия. После начала гражданской войны полковник присоединился к либеральной партии и дослужился до должности главнокомандующего революционных сил Атлантического побережья, но отказался принять звание генерала до свержения партии консерваторов. В течение двух десятилетий поднял 32 вооружённых восстания и все их проиграл. Потеряв весь интерес в войне, в 1903 году он подписал Неерландский мирный договор и выстрелил себе в грудь, но чудом выжил. После этого, полковник возвращается к себе домой в Макондо. От любовницы брата — Пилар Тернеры у него родился сын Аурелиано Хосе, а от 17-ти других женщин, которых ему приводили во время военных походов — 17 сыновей. В старости полковник Аурелиано Буэндиа занимался бессмысленным изготовлением золотых рыбок и умер, мочась у дерева, под которым его отец Хосе Аркадио Буэндиа был связан в течение многих лет.

Амаранта

Третий ребенок Хосе Аркадио Буэндиа и Урсулы. Амаранта растёт вместе со своей троюродной сестрой Ребекой, они одновременно влюбляются в итальянца Пьетро Креспи, тот отвечает взаимностью Ребеке, и с тех пор она становится злейшим врагом Амаранты. В минуты ненависти Амаранта даже пытается отравить соперницу. После того, как Ребека выходит замуж за Хосе Аркадио, она теряет всякий интерес к итальянцу. Позднее Амаранта отвергает и полковника Геринельдо Маркеса, оставшись в итоге старой девой. В неё были влюблены и мечтали о сексе с ней племянник Аурелиано Хосе и правнучатый племянник Хосе Аркадио. Но умирает Амаранта девственницей в глубокой старости, в точности как ей предсказала цыганка — после того, как она закончила вышивать погребальный саван.

Ребека

Ребека — сирота, которую удочерили Хосе Аркадио Буэндиа и Урсула. Ребека пришла в семью Буэндиа в возрасте около 10 лет с мешком, в котором были кости ее родителей, которые являлись двоюродными родственниками Урсулы. Сначала девочка была чрезвычайно робкой, почти не разговаривала и имела привычки есть землю и извёстку со стен дома, а также сосать свой палец. Когда Ребека взрослеет, её красота пленяет итальянца Пьетро Креспи, но их свадьба постоянно откладывается из-за многочисленных трауров. В итоге эта любовь делает её и Амаранту, которая также влюблена в итальянца, злейшими врагами. После возвращения Хосе Аркадио, Ребека выходит наперекор воле Урсулы за него замуж. За это влюблённую пару изгоняют из дома. После смерти Хосе Аркадио, Ребека, озлобившись на весь мир, запирается в доме в одиночестве под заботой своей служанки. Позднее 17 сыновей полковника Аурелиано пытаются отремонтировать дом Ребеки, но им удаётся лишь обновить фасад, входную дверь им не открывают. Умирает Ребека в глубокой старости, со своим пальцем во рту.

Третье поколение

Аркадио

Аркадио — незаконнорожденный сын Хосе Аркадио и Пилар Тернеры. Он — школьный учитель, однако берёт на себя руководство Макондо по требованию полковника Аурелиано, когда тот покидает город. Становится деспотичным диктатором. Аркадио старается искоренить церковь, начинаются гонения на живущих в городе консерваторов (в частности на дона Аполинара Москоте). Когда он пытается казнить Аполинара за ехидное замечание, Урсула высекает его и захватывает власть в городе. Получив информацию о том, что силы консерваторов возвращаются, Аркадио принимает решение бороться с ними теми силами, что есть в городе. После поражения либеральных войск был казнён консерваторами.

Аурелиано Хосе

Незаконнорожденный сын полковника Аурелиано и Пилар Тернеры. В отличие от двоюродного брата Аркадио, знал тайну своего происхождения и общался с матерью. Был воспитан тёткой, Амарантой, в которую был влюблён, однако не смог её добиться. Одно время сопровождал отца в его походах, участвовал в боевых действиях. Вернувшись в Макондо, был убит в результате неповиновения властям.

Другие сыновья полковника Аурелиано

Полковник Аурелиано имел 17 сыновей от 17-ти разных женщин, которых посылали к нему во время его походов «для улучшения породы». Все они носили имя отца (но имели разные прозвища), были крещены бабушкой, Урсулой, но воспитывались матерями. Впервые собрались все вместе в Макондо, узнав о юбилее полковника Аурелиано. Впоследствии четверо из них — Аурелиано Печальный, Аурелиано Ржаной, и двое других — жили и работали в Макондо. 16 сыновей были убиты в одну ночь в результате правительственных интриг против полковника Аурелиано. Единственный из братьев, кто сумел спастись — Аурелиано Влюблённый. Он долго скрывался, в глубокой старости просил убежища у одних из последних представителей рода Буэндиа — Хосе Аркадио и Аурелиано — но они отказали ему, так как не узнали. После этого был убит и он. Всем братьям стреляли в пепельные кресты на лбу, которые нарисовал им падре Антонио Исабель, и которые они не смогли смыть до конца жизни.

Четвёртое поколение

Ремедиос Прекрасная
Хосе Аркадио Второй
Аурелиано Второй

Пятое поколение

Рената Ремедиос (Меме)
Хосе Аркадио
Амаранта Урсула

Шестое поколение

Аурелиано Бабилонья

Седьмое поколение

Аурелиано

dic.academic.ru

История одной книги. Габриэль Гарсия Маркес: «Сто лет одиночества» | Актуальная классика | Культура

17 апреля ушёл из жизни Габриэль Гарсиа Маркес – писатель, ещё при жизни ставший классиком. Всемирную славу литератору принес роман «Сто лет одиночества» — книга, которая была написана в такой необычной манере, что её отказывались публиковать многие издательства. Рискнуло лишь одно — и произведение стало международным бестселлером. На данный момент во всем мире продано больше 30 миллионов экземпляров книги.

Габриэль Гарсия Марксес. Фото: flickr.com / Carlos Botelho II

Предыстория

Лауреат Нобелевской премии по литературе и один из самых известных колумбийских писателей  (если не самый известный), Габриэль Гарсиа Маркес родился в 1927 году в небольшом городке Аракатака. Всё детство мальчик провёл вместе с бабушкой и дедушкой (полковником в отставке), слушая народные предания и легенды. Спустя годы они найдут отражение в его произведениях, а сам город станет прообразом Макондо – вымышленного места, где происходит действие романа «Сто лет одиночества». Спустя еще несколько десятков лет мэр Аракатаки предложит переименовать город в Макондо и даже проведёт голосование – правда, жители его идею не поддержат. И всё же Маркесом будет гордиться вся Колумбия – а в день смерти писателя президент страны напишет в своем микроблоге: «Тысяча лет одиночества и грусти из-за смерти самого великого колумбийца всех времён, выражаю свою солидарность и соболезнования семье».

Машина, фен и миксер — за роман

Когда Маркес задумал «Сто лет одиночества», ему было почти 40. К тому моменту он объездил полмира в качестве корреспондента латиноамериканских газет и опубликовал несколько романов и повестей, на страницах которых читатели встретили будущих героев «Одиночества»  Аурелиано Буэндию и Ребеку.

В 1960-х писатель зарабатывал на жизнь, работая пиар-менеджером и редактируя чужие киносценарии. Несмотря на то, что ему надо было содержать семью – жену и двух детей, он рискнул и решил воплотить грандиозный замысел нового романа. Маркес отказался от работы и заложил свою машину, а вырученные деньги отдал супруге, чтобы та каждый день обеспечивала его бумагой, сигаретами и всем необходимым. Сам же автор целиком погрузился в работу. На 18 месяцев он ушёл в «добровольное заточение» — результатом работы стал роман «Сто лет одиночества».

Когда Маркес закончил книгу, то узнал, что семья погрязла в долгах. Например, мяснику они задолжали 5000 песо — огромную по тем временам сумму. Как рассказывал писатель, у него даже не хватало средств, чтобы послать рукопись издателю — на это требовалось 160 песо, а у автора была лишь половина денег. Тогда он заложил миксер и своей жены. Супруга отреагировала словами: «Не хватало только, чтобы роман оказался плохим».

Солдаты времён гражданской войны в Колумбии. 1900 год. Фото: Commons.wikimedia.org / Desconocido

Магический реализм «Ста лет одиночества»

Роман не оказался «плохим». Правда, прежде чем попасть в руки к нужному человеку, текст отклонили несколько разных издательств – по-видимому, их «испугала» необычная манера письма Маркеса. В его произведении смешивается реальная повседневная жизнь и фантастические элементы — например, в романе появляются умершие персонажи, цыган Мелькиадес предсказывает будущее, а одну из героинь уносит в небо.

Несмотря на то, что такой художественный метод как магический реализм (а именно его взял на вооружение писатель) существовал ещё до Маркеса, литераторы не очень часто прибегали к нему. Но роман «Сто лет одиночества» изменил отношение к магическому реализму — сейчас он считается одним из «вершинных» произведений этого метода.

Хроника одного семейства

Автор описывает историю семи поколений семьи Буэндиа — жизнь героев, уделом которых стало одиночество. Так, первый представитель Буэндиа, основатель города Макондо, много лет провёл в одиночестве под деревом, кто-то провёл остаток жизни, запершись в кабинете, кто-то умер в монастыре.

«Точкой отсчёта» для Маркеса послужил инцест, в результате которого в семействе родился ребёнок со «свиным хвостиком». Предание о нём передаётся у Буэндиа из поколения в поколение, однако между родственниками снова и снова возникают любовные отношения и происходит кровосмешение. В конце концов круг замыкается — спустя 100 лет рождается еще один ребёнок со «свиным хвостиком». На нём род Буэндиа и прерывается.

Спустя 15 лет после публикации «Ста лет одиночества» Габриэль Гарсиа Маркес стал первым колумбийцем, получившим Нобелевскую премию по литературе. Награда была присуждена с формулировкой «За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента».

Фрагмент обложки романа Габриэля Гарсия Марксеса «Сто лет одиночества». Фото: flickr.com / Alan Parkinson

www.aif.ru

Книга Сто лет одиночества читать онлайн Габриэль Гарсиа Маркес

Габриэль Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества

     Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца. Мир был еще таким новым, что многие вещи не имели названия и на них приходилось показывать пальцем.      Каждый год в марте месяце у околицы селения раскидывало свои шатры оборванное цыганское племя и под визг свистулек и звон тамбуринов знакомило жителей Макондо с последними изобретениями ученых мужей. Сначала цыгане принесли магнит. Дородный цыган с дремучей бородой и худыми пальцами, скрюченными, словно птичья лапка, назвавший себя Мелькиадесом, с блеском продемонстрировал присутствующим сие, как он выразился, восьмое чудо света, созданное алхимиками Македонии. Держа в руках два железных бруска, он переходил от хижины к хижине, и охваченные ужасом люди видели, как тазы, котелки, щипцы и жаровни поднимаются со своих мест, а гвозди и винты отчаянно стараются вырваться из потрескивающих от напряжения досок. Предметы, уже давно и безнадежно потерянные, вдруг возникали именно там, где их до этого больше всего искали, и беспорядочной гурьбой устремлялись за волшебными брусками Мелькиадеса. "Вещи, они тоже живые, провозглашал цыган с резким акцентом, - надо только уметь разбудить их душу". Хосе Аркадио Буэндиа, чье могучее воображение всегда увлекало его не только за ту грань, перед которой останавливается созидательный гений природы, но и дальше - за пределы чудес и волшебства, решил, что бесполезное пока научное открытие можно было бы приспособить для извлечения золота из недр земли.      Мелькиадес - он был честным человеком - предупредил:      "Для этого магнит не годится". Но в ту пору Хосе Аркадио Буэндиа еще не верил в честность цыган и потому обменял на магнитные бруски своего мула и нескольких козлят. Напрасно его жена Урсула Игуаран, собиравшаяся за счет этих животных подправить расстроенные дела семьи, пыталась помешать ему.      "Скоро я завалю тебя золотом - класть некуда будет", отвечал ей муж. В течение нескольких месяцев Хосе Аркадио Буэндиа упрямо старался выполнить свое обещание. Пядь за пядью исследовал он всю окружающую местность, даже речное дно, таская с собой два железных бруска и громким голосом повторяя заклятие, которому научил его Мелькиадес. Но единственным, что ему удалось извлечь на белый свет, были покрытые ржавчиной доспехи пятнадцатого века - при ударе они издавали гулкий звук, как большая тыква, набитая камнями. Когда Хосе Аркадио Буэндиа и четыре односельчанина, сопровождавшие его в походах, разобрали доспехи на части, они нашли внутри обызвествленный скелет, на шее у него был медный медальон с прядкой женских волос.      В марте цыгане появились снова. Теперь они принесли с собой подзорную трубу и лупу величиной с хороший барабан и объявили, что это самые новейшие изобретения амстердамских евреев. Трубу установили возле шатра, а в дальнем конце улицы посадили цыганку. Уплатив пять реалов, вы заглядывали в трубу и видели эту цыганку так близко, словно до нее было рукой подать.      "Наука уничтожила расстояния, - возвещал Мелькиадес. - Скоро человек сможет, не выходя из своего дома, видеть все, что происходит в любом уголке света". В один из жарких полдней цыгане устроили необыкновенное представление с помощью гигантской лупы: посредине улицы они положили охапку сухой травы, навели на нее солнечные лучи - и трава вспыхнула. У Хосе Аркадио Буэндиа, не успевшего еще утешиться после неудачи с магнитами, тут же родилась мысль превратить лупу в боевое оружие.

knijky.ru

Сто лет одиночества. Габриэль Гарсия Маркес. Книга. Читать онлайн.

Сто лет одиночества

Габриэль Гарсия Маркес

 

Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца. Мир был еще таким новым, что многие вещи не имели названия и на них приходилось показывать пальцем. Каждый год в марте месяце у околицы селения раскидывало свои шатры оборванное цыганское племя и под визг свистулек и звон тамбуринов знакомило жителей Макондо с последними изобретениями ученых мужей. Сначала цыгане принесли магнит. Дородный цыган с дремучей бородой и худыми пальцами, скрюченными, словно птичья лапка, назвавший себя Мелькиадесом, с блеском продемонстрировал присутствующим сие, как он выразился, восьмое чудо света, созданное алхимиками Македонии. Держа в руках два железных бруска, он переходил от хижины к хижине, и охваченные ужасом люди видели, как тазы, котелки, щипцы и жаровни поднимаются со своих мест, а гвозди и винты отчаянно стараются вырваться из потрескивающих от напряжения досок. Предметы, уже давно и безнадежно потерянные, вдруг возникали именно там, где их до этого больше всего искали, и беспорядочной гурьбой устремлялись за волшебными брусками Мелькиадеса. «Вещи, они тоже живые, — провозглашал цыган с резким акцентом, — надо только уметь разбудить их душу». Хосе Аркадио Буэндиа, чье могучее воображение всегда увлекало его не только за ту грань, перед которой останавливается созидательный гений природы, но и дальше — за пределы чудес и волшебства, решил, что бесполезное пока научное открытие можно было бы приспособить для извлечения золота из недр земли.

Мелькиадес — он был честным человеком — предупредил: «Для этого магнит не годится». Но в ту пору Хосе Аркадио Буэндиа еще не верил в честность цыган и потому обменял на магнитные бруски своего мула и нескольких козлят. Напрасно его жена Урсула Игуаран, собиравшаяся за счет этих животных подправить расстроенные дела семьи, пыталась помешать ему. «Скоро я завалю тебя золотом — класть некуда будет», — отвечал ей муж. В течение нескольких месяцев Хосе Аркадио Буэндиа упрямо старался выполнить свое обещание. Пядь за пядью исследовал он всю окружающую местность, даже речное дно, таская с собой два железных бруска и громким голосом повторяя заклятие, которому научил его Мелькиадес. Но единственным, что ему удалось извлечь на белый свет, были покрытые ржавчиной доспехи пятнадцатого века — при ударе они издавали гулкий звук, как большая тыква, набитая камнями. Когда Хосе Аркадио Буэндиа и четыре односельчанина, сопровождавшие его в походах, разобрали доспехи на части, они нашли внутри обызвествленный скелет, на шее у него был медный медальон с прядкой женских волос.

В марте цыгане появились снова. Теперь они принесли с собой подзорную трубу и лупу величиной с хороший барабан и объявили, что это самые новейшие изобретения амстердамских евреев. Трубу установили возле шатра, а в дальнем конце улицы посадили цыганку. Уплатив пять реалов, вы заглядывали в трубу и видели эту цыганку так близко, словно до нее было рукой подать. «Наука уничтожила расстояния, — возвещал Мелькиадес. — Скоро человек сможет, не выходя из своего дома, видеть все, что происходит в любом уголке света». В один из жарких полдней цыгане устроили необыкновенное представление с помощью гигантской лупы: посредине улицы они положили охапку сухой травы, навели на нее солнечные лучи — и трава вспыхнула. У Хосе Аркадио Буэндиа, не успевшего еще утешиться после неудачи с магнитами, тут же родилась мысль превратить лупу в боевое оружие. Мелькиадес, как и в прошлый раз, попробовал было отговорить его. Но в конце концов согласился взять в обмен на лупу два магнитных бруска и три золотые монеты. Урсула с горя даже прослезилась. Эти монеты пришлось достать из сундука со старинными золотыми, которые ее отец скопил за всю свою жизнь, отказывая себе в самом необходимом, а она хранила под кроватью в ожидании, пока не подвернется дело, стоящее того, чтобы вложить в него деньги. Хосе Аркадио Буэндиа и не подумал утешать жену, он с головой погрузился в свои опыты и проводил их с самоотречением настоящего ученого и даже с риском для жизни. Стараясь доказать, что лупу можно с пользой применить против неприятельских войск, он подвергнул воздействию сосредоточенных солнечных лучей свое тело и получил ожоги, которые превратились в язвы и долго не заживали. Он уже готов был поджечь и собственный дом, да жена решительно воспротивилась столь опасной затее. Много часов провел Хосе Аркадио Буэндиа у себя в комнате за обдумыванием стратегических возможностей своего новейшего оружия и даже составил руководство по его применению, отличавшееся поразительной ясностью изложения и непреодолимой силой доводов. Это руководство вместе с приложенными к нему многочисленными описаниями проведенных опытов и несколькими листами пояснительных чертежей было отослано властям с гонцом, который перевалил через горный хребет, плутал по непроходимым болотам, плыл по бурным рекам, подвергался опасности быть растерзанным дикими зверями, умереть от тоски, погибнуть от чумы, пока наконец не вышел к почтовому тракту. Хотя добраться до города было в те времена почти невозможно, Хосе Аркадио Буэндиа обещал приехать по первому слову властей и показать военным начальникам, как действует его изобретение, и даже лично обучить их сложному искусству солнечной войны. Несколько лет он все ждал ответа. Наконец, устав ждать, пожаловался Мелькиадесу на новую неудачу, и тогда цыган самым убедительным образом доказал ему свое благородство, он забрал лупу, возвратил дублоны и подарил Хосе Аркадио Буэндиа несколько португальских мореходных карт и разные навигационные приборы. Своею собственной рукой Мелькиадес написал сжатое изложение трудов монаха Германа и оставил записи Хосе Аркадио Буэндиа, чтобы тот знал, что как пользоваться астролябией, буссолью и секстантом. Нескончаемые месяцы дождливого сезона Хосе Аркадио Буэндиа просидел, запершись в маленькой комнате в глубине дома, где никто не мог помешать его опытам. Он совершенно забросил свои домашние обязанности, все ночи проводил во дворе, наблюдая движение звезд, и чуть не получил солнечный удар, пытаясь найти точный способ определения зенита. Когда он в совершенстве освоил свои приборы, ему удалось составить себе такое точное понятие о пространстве, что отныне он мог плавать по незнакомым морям, исследовать необитаемые земли и завязывать отношения с чудесными существами, не выходя из стен своего кабинета. Именно в эту пору у него появилась привычка говорить с самим собой, разгуливая по дому и ни на кого не обращая внимания, в то время как Урсула и дети гнули спины в поле, ухаживая за бананами и малангой, маниокой и ямсом, ауйямой и баклажанами. Но вскоре кипучая деятельность Хосе Аркадио Буэндиа внезапно прекратилась и уступила место какому-то странному состоянию. Несколько дней он был словно околдованный, все бубнил что-то вполголоса, перебирая разные предположения, удивляясь и сам себе не веря. Наконец, в один декабрьский вторник, за обедом, он вдруг разом избавился от терзавших его сомнений. Дети до конца своей жизни будут помнить, с каким торжественным и даже величественным видом их отец, трясущийся, будто в ознобе, измученный долгими бдениями и лихорадочной работой воспаленного воображения, уселся во главе стола и поделился с ними своим открытием:

— Земля круглая, как апельсин.

Урсула вышла из себя. «Если ты собираешься рехнуться, так Бог с тобой, — закричала она. — А детям нечего вдалбливать проклятые цыганские бредни». Хосе Аркадио Буэндиа не шелохнулся, ярость жены, которая в порыве гнева швырнула на пол астролябию, не испугала его. Он смастерил другую астролябию, собрал в своей комнатушке мужчин селения и доказал им, опираясь на теоретические доводы, которых никто из присутствующих не понял, что если плыть все время на восток, то можно вернуться обратно в точку отправления. В Макондо думали, что Хосе Аркадио Буэндиа свихнулся, но тут появился Мелькиадес и все поставил на свои места. Он во всеуслышание восславил разум человека, сделавшего с помощью одних лишь астрономических наблюдений открытие, уже давно подтвержденное практикой, хотя и неведомое еще жителям Макондо, и как свидетельство своего восхищения преподнес Хосе Аркадио Буэндиа подарок, которому суждено было оказать решающее влияние на судьбу селения, — оборудование алхимической лаборатории.

Как раз в это время Мелькиадес удивительно быстро одряхлел. Когда цыган впервые появился в деревне, он выглядел ровесником Хосе Аркадио Буэндиа. Но последний все еще сохранял свою необыкновенную силу — ему ничего не стоило повалить лошадь, схватив ее за уши, — а цыгана словно подтачивал какой-то упорный недуг. На самом деле одряхление Мелькиадеса было следствием не одной, а очень многих и редких болезней, заполученных им в его беспрерывных скитаниях по свету. Помогая Хосе Аркадио Буэндиа оборудовать лабораторию, он рассказал, что смерть повсюду следует за ним, наступает ему на пятки, но все еще не решается прихлопнуть его окончательно. Ему удавалось выходить невредимым из всех бедствий и катастроф, которые обрушивались на человечество. Он остался в живых, хотя болел пеллагрой в Персии, цингой на Малайском архипелаге, проказой в Александрии, бери-бери в Японии, бубонной чумой на Мадагаскаре, попал в землетрясение на острове Сицилия и в кораблекрушение в Магеллановом проливе, стоившее жизни множеству людей. Это необыкновенное существо, утверждавшее, что ему известны секреты Нострадамуса,[1 — Нострадамус (1503–1566) — французский астролог и врач, автор книги «Века», где он предсказывал будущее человечества.] имело облик мрачного мужчины, обремененного горькой славой, его азиатские глаза, казалось, видели обратную сторону всех вещей. Он носил большую шляпу, широкие черные поля которой напоминали распростертые крылья ворона, и бархатный жилет, покрытый паутиной вековой плесени. Однако, несмотря на свою безграничную мудрость и ореол таинственности, он был человеком из плоти, вес ее притягивал Мелькиадеса к земле, делая его подвластным неприятностям и заботам повседневной жизни. Он жаловался на старческие немочи, страдал от мелких денежных невзгод и давным-давно уже перестал смеяться, потому что от цинги у него вывалились все зубы. Хосе Аркадио Буэндиа считал, что именно тот душный полдень, когда Мелькиадес поделился с ним своими тайнами, положил начало их большой дружбе. Детей поразили фантастические рассказы цыгана. Аурелиано, которому тогда было не больше пяти лет, на всю жизнь запомнит, как Мелькиадес сидел перед ними, резко выделяясь на фоне светлого квадрата окна; его низкий, похожий на звуки органа голос проникал в самые темные уголки воображения, а по вискам его струился пот, словно жир, растопленный зноем. Хосе Аркадио Буэндиа, старший брат Аурелиано, передаст этот чудесный образ всем своим потомкам как наследственное воспоминание. Что касается Урсулы, то у нее, напротив, посещение цыгана оставило самое неприятное впечатление, потому что она вошла в комнату как раз в тот момент, когда Мелькиадес нечаянно разбил пузырек с хлорной ртутью.

— Это запах дьявола, — сказала она.

— Совсем нет, — возразил Мелькиадес. — Установлено, что дьяволу присущи серные запахи, а тут всего лишь чуточку сулемы.

И тем же поучающим тоном он прочел целую лекцию о дьявольских свойствах киновари. Урсула не проявила к его словам никакого интереса и увела детей молиться. Отныне этот резкий запах всегда будет напоминать ей о Мелькиадесе.

Примитивная лаборатория состояла, если не считать многочисленных кастрюль, воронок, реторт, сита и фильтров из простого горна, из имитации философского яйца — стеклянной колбы с длинной, тонкой шеей, и из дистиллятора, сооруженного самими цыганами по новейшим описаниям перегонного куба с тремя отводами, которым пользовалась Иудейская Мария.[2 — Иудейская Мария — женщина-алхимик (конец III в. н. э.).] Кроме всего этого, Мелькиадес дал еще Хосе Аркадио Буэндиа образцы семи металлов, соответствующих семи планетам, формулы Моисея и Зосимы для удвоения количества золота, заметки и чертежи, относящиеся к области великого магистерия,[3 — Великий магистерий, или философский камень — в алхимии препарат для превращения металлов в золото.] с помощью которых тот, кто сумеет в них разобраться, может изготовить философский камень. Соблазненный простотой формул по удвоению золота, Хосе Аркадио Буэндиа несколько недель обхаживал Урсулу, выманивая у нее разрешение достать из заветного сундучка старинные монеты и увеличить их во столько раз, на сколько частей удастся разделить ртуть. Урсула, как всегда, не устояла перед непоколебимой настойчивостью мужа. Хосе Аркадио Буэндиа бросил тридцать дублонов и кастрюлю и расплавил их вместе с аурипигментом, медной стружкой, ртутью и свинцом. Потом вылил все это в котелок с касторовым маслом и кипятил на сильном огне до тех пор, пока не получился густой зловонный сироп, напоминающий не удвоенное золото, а обыкновенную патоку. После отчаянных и рискованных попыток дистилляции, переплавления с семью планетарными металлами, обработки герметической ртутью[4 — Герметическая ртуть — ртуть, которую алхимики использовали при изготовлении золота. Герметическим называлось искусство делать золото по имени Гермеса Трисмегиста, одного из родоначальников алхимии.] и купоросом, повторного кипячения в свином сале — за неимением редечного масла — драгоценное наследство Урсулы превратилось в подгорелые шкварки, которые невозможно было отодрать от дна котелка.

К тому времени, когда возвратились цыгане, Урсула настроила против них всех жителей деревни. Но любопытство одержало верх над страхом — цыгане прошлись по улице под оглушительный шум разнообразнейших музыкальных инструментов, а их зазывала объявил, что будет показано самое великое открытие назианзцев,[5 — Назианзцы — жители древнего города Назианз в Малой Азии.] и все отправились к цыганскому шатру, где, уплатив за вход по одному сентаво, увидели омоложенного Мелькиадеса — здорового, без морщин, с новыми, блестящими зубами. Те, кто помнил его оголенные цингой десны, ввалившиеся щеки, сморщенные губы, содрогнулись от ужаса при виде этого последнего доказательства сверхъестественного могущества цыгана. Ужас превратился в панику, когда Мелькиадес вынул изо рта зубы, все до единого целые и здоровые, и, вновь превратившись на короткий миг в того дряхлого старика, каким его знали прежде, показал их публике, потом опять вставил и улыбнулся — снова в полном цвету своей возрожденной молодости. Даже сам Хосе Аркадио Буэндиа усомнился, не преступили ли познания Мелькиадеса границы дозволенного человеку, но когда цыган наедине объяснил ему устройство своих фальшивых зубов, у него отлегло от сердца и он разразился веселым смехом. Все это показалось Хосе Аркадио Буэндиа таким простым и в то же время таким необыкновенным, что уже на следующий день он полностью утратил интерес к алхимии; впал в уныние, стал есть когда вздумается и с утра до вечера бесцельно слоняться по дому. «В мире происходят невероятные вещи, — жаловался он Урсуле. — У нас под боком, на том берегу реки, множество разных волшебных аппаратов, а мы тут все продолжаем жить как скоты». Те, кто знал его во времена основания Макондо, удивлялись, насколько он изменился под влиянием Мелькиадеса.

Раньше Хосе Аркадио Буэндиа, словно некий молодой патриарх, давал советы, как сеять, как воспитывать детей, выращивать скот, и помогал каждому, не гнушаясь и физической работой, лишь бы жизнь общины шла хорошо. Дом семьи Буэндиа был самым лучшим в деревне, и другие старались устроить свое жилье по его образу и подобию. Там были большая, светлая зала, терраса-столовая, украшенная вазонами с яркими цветами, две спальни, во дворе рос гигантский каштан, за домом находилось тщательно обработанное поле, а также загон для скота, в котором мирно уживались козы, свиньи и куры. И лишь бойцовых петухов не держали в этом доме, да и не только в этом, а и во всей деревне.

Трудолюбие Урсулы было под стать трудолюбию ее мужа. Эта деятельная, серьезная маленькая женщина со стальными нервами, которая, наверное, ни разу в жизни не запела, обладала редким даром находиться с самого рассвета до поздней ночи сразу во всех местах, и повсюду ее сопровождало легкое шуршание накрахмаленных юбок из голландского полотна. Благодаря Урсуле глинобитные полы, небеленые глиняные стены, грубая самодельная мебель всегда сверкали чистотой, а от старых ларей, где хранилась одежда, исходил слабый аромат альбааки.

Хосе Аркадио Буэндиа, самый толковый человек в деревне, распорядился так поставить дома, что никому не приходилось тратить больше усилий, чем остальным, на хождение за водой к реке; он так разумно наметил улицы, что в жаркие часы дня на каждое жилье попадало равное количество солнечных лучей. Уже через несколько лет после своего основания Макондо стало самым чистым и благоустроенным селением из всех тех, в которых случалось бывать его тремстам обитателям. Это было по-настоящему счастливое селение, где никому еще не перевалило за тридцать и где пока никто не умирал.

Уже в дни основания Макондо Хосе Аркадио Буэндиа начал мастерить силки и клетки. Вскоре он наполнил иволгами, канарейками, пчелоядами и малиновками не только свой собственный, но и все остальные дома селения. Постоянные концерты такого множества разнообразных птиц оказались столь оглушительными, что, боясь потерять рассудок, Урсула залепила себе уши воском. Когда в первый раз появилось племя Мелькиадеса и стало продавать стеклянные шарики от головной боли, жители Макондо не могли понять, как это цыгане сумели разыскать маленькое селение, затерянное в просторах обширной долины, и те объяснили, что шли на пение птиц.

Но интерес к деятельности на пользу общества вскоре был вытеснен из души Хосе Аркадио Буэндиа магнитной лихорадкой, астрономическими изысканиями, мечтами о добывании золота и желанием познать чудеса света. Энергичный, опрятный Хосе Аркадио Буэндиа постепенно приобрел вид завзятого лодыря: ходил в грязной одежде и с запущенной бородой, которую Урсуле с великим трудом, да и то изредка, удавалось обкорнать острым кухонным ножом. Многие в деревне считали, что Хосе Аркадио Буэндиа пал жертвой какого-то колдовства. Но даже те, кто был твердо убежден в его безумии, оставили дела и семьи свои и последовали за ним, когда он, перекинув через плечо мешок с лопатой и мотыгой, попросил помочь ему проложить тропу, которая соединит Макондо с великими открытиями.

Хосе Аркадио Буэндиа совершенно не знал географии округи. Ему было известно только, что на востоке возвышается неприступный горный хребет, а за ним находится старинный город Риоача, где в давние времена — по рассказам его деда, первого Аурелиано Буэндиа, — сэр Фрэнсис Дрейк развлекался стрельбой из пушек по кайманам; убитых животных по его приказанию латали, набивали соломой и отправляли королеве Елизавете. В молодости Хосе Аркадио Буэндиа и другие мужчины — все со своими женами, детьми, домашними животными и разным скарбом — перебрались через этот хребет, надеясь выйти к морю, но, проблуждав два года и два месяца, отказались от своего намерения и, чтобы не возвращаться назад, основали селение Макондо. Поэтому дорога на восток его не интересовала — она могла привести только назад, к прошлому. На юге лежали болота, затянутые вечной растительной пленкой, и большая долина — целый мир, который, по свидетельству цыган, не имел ни конца ни края. На западе долина переходила в необъятное водное пространство, там обитали китообразные существа с нежной кожей, с головой и торсом женщины, чарами своих чудовищных грудей они губили мореплавателей. Цыганам пришлось плыть почти полгода, прежде чем они добрались до края твердой земли, где проходил почтовый тракт. По убеждению Хосе Аркадио Буэндиа, вступить в соприкосновение с цивилизованным миром можно было, только двигаясь на север. И вот он снабдил лопатами, мотыгами и охотничьим оружием тех мужчин, которые вместе с ним основали Макондо, бросил в котомку свои навигационные приборы и карты и отправился в рискованный поход.

В первые дни им не встретилось особых трудностей. Они спустились по каменистому берегу реки до того места, где несколько лет назад обнаружили старинные доспехи, и вступили в лес по тропинке между дикими апельсиновыми деревьями. К концу первой недели им посчастливилось убить оленя, они изжарили его, но решили съесть половину, а остальное засолить и оставить про запас. Этой предосторожностью они пытались отдалить от себя тот день, когда придется питаться попугаями, синее мясо которых сильно отдает мускусом. В течение следующих десяти дней они совсем не видели солнечного света. Почва под ногами стала влажной и мягкой, как вулканический пепел, заросли с каждым шагом приобретали все более угрожающий вид, крики птиц и перебранка обезьян доносились теперь откуда-то издалека — казалось, мир навеки утратил свою радость. В этом царстве сырости и безмолвия, похожем на рай до свершения первородного греха, сапоги проваливались в глубокие ямы, наполненные чем-то маслянистым и дымящимся, мачете разрубали золотых саламандр и кроваво-пурпурные ирисы, людей мучили давным-давно уже забытые воспоминания. Целую неделю, почти не разговаривая, они брели, как сомнамбулы, все вперед по мрачному миру скорби, озаряемые только мигающими огоньками светлячков, изнемогая от удушливого запаха крови. Пути обратно не было, потому что тропа, которую они прорубали, тут же исчезала под новой зеленью, выраставшей почти у них на глазах. «Ничего, — говорил Хосе Аркадио Буэндиа. — Главное, не потерять направления». Неотрывно следя за стрелкой компаса, он продолжал вести людей к невидимому северу, пока они наконец не вышли из заколдованного края. Их окружала темная, беззвездная ночь, но эта тьма была насыщена новым — чистым воздухом. Измотанные долгим переходом, люди подвесили гамаки и впервые за две недели заснули глубоким, спокойным сном. Они пробудились, когда солнце поднялось уже высоко, и оцепенели от удивления. Прямо перед ними в тихом утреннем свете, окруженный папоротниками и пальмами, белый и обветшалый, высился огромный испанский галион. Он слегка накренился на правый борт, с совершенно целых мачт между украшенных орхидеями снастей свисали грязные лохмотья парусов, корпус, покрытый гладкой броней из окаменевших ракушек и нежным мхом, прочно врезался в твердую почву. Казалось, что это сооружение находится в каком-то своем, отграниченном пространстве — в заповеднике одиночества и забвения, куда не имеют доступа ни время с его разрушительной силой, ни птицы с их гомоном и суетой. Путники, сдерживая пылкое нетерпение, обследовали галион изнутри и не обнаружили ничего, кроме густого леса цветов.

Находка галиона — свидетельство близости моря — подорвала боевой дух Хосе Аркадио Буэндиа. Он расценил как издевательскую шутку со стороны своей хитрой на выдумки судьбы то, что не нашел моря, когда искал его, претерпевая бесчисленные лишения и муки, и обнаружил теперь, когда и не думал искать: оно лежало прямо у него на пути непреодолимым препятствием. Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа в свою очередь окажется в этих краях, где к тому времени уже будет проложен почтовый тракт, на месте галиона он увидит только обугленный остов среди целого поля маков. И лишь тогда, убедившись, что вся эта история не была плодом воображения его отца, он задаст себе вопрос: каким образом мог галион очутиться так далеко на суше? Но Хосе Аркадио Буэндиа не стал беспокоить себя подобными размышлениями, когда после еще четырех дней пути, в двенадцати километрах от галиона, он увидел море. Все его мечты угасли возле этого моря, пенного, грязного, серого, как зола, не стоящего тех страданий и опасностей, которым он подверг себя и своих спутников.

— Проклятие! — воскликнул Хосе Аркадио Буэндиа. — Макондо со всех сторон окружено водой.

Идея о полуостровном расположении Макондо господствовала в течение длительного времени благодаря весьма сомнительной карте, которую составил Хосе Аркадио Буэндиа, вернувшись из похода. Он вычерчивал ее с яростью, намеренно преувеличивая трудности сообщения с внешним миром, как будто желая наказать себя за то, что так безрассудно выбрал место для селения. «Мы никуда отсюда не доберемся, — горько жаловался он Урсуле. — Сгнием тут заживо, так и не изведав благ науки». Эта мысль, которую он несколько месяцев пережевывал как жвачку в своей комнатушке-лаборатории, привела его к решению перенести Макондо в более подходящие края. Но тут жена предупредила его и сорвала бредовый план. Действуя незаметно и упорно, подобно муравью, она настроила женщин деревни против легкомыслия мужчин, уже начавших было готовиться к переезду. Хосе Аркадио Буэндиа не мог бы сказать, когда и благодаря каким враждебным силам его планы запутались в непроходимой чаще предлогов, помех, отговорок и в конце концов превратились в бесплодную мечту. Урсула с простодушным видом наблюдала за мужем и даже немножко пожалела его, обнаружив однажды утром, что он укладывает в ящики свою лабораторию, бормоча себе под нос бредни о переезде. Она дала ему кончить эту работу. Пока он заколачивал ящики и, макая кисточку в чернила, писал на них свои инициалы, она не сделала ему ни одного упрека, хотя поняла уже (из его невнятного бормотания), что он знает: мужчины селения не поддержат его затеи. Только когда Хосе Аркадио Буэндиа начал снимать с петель дверь комнаты, Урсула отважилась спросить, зачем он это делает, и он ответил ей с некоторой горечью: «Раз никто не хочет уходить, мы уйдем одни». Урсула сохранила полное спокойствие.

 

kaleidoskopsniper.com

Книга Сто лет одиночества (One Hundred Years of Solitude: Cien años de soledad). Габриэль Гарсиа Маркес

Впечатление описать сложно, но постараюсь, к тому же читала я ее давно. Больше всего меня удивило то, что всем по мужской линии давали одно имя. Сначала я разбиралась нормально кто есть кто, но когда их стало очень много, то я запуталась и перестала понимать кто есть кто. Где-то в середине книги у меня возник вопрос о названии книги. Я никак не могла связать название с происходящим в книге, но после прочтения все сложилось. В целом книга мне очень понравилась и читалась интересно.Постараюсь изложить свое мнение более связно. Интересное начало, повествующее о стремлении людей к лучшему и о том, что они не сломались под гнетом трудностей. Очень подробно и интересно рассказывается история того, как они строили свое поселение, обустраивали новую жизнь. Да и вообще интересно посмотреть на то, как что-то появляется из ничего и к чему в конце это придет. Для меня было довольно необычным в этой книге то, что ощущение времени совершенно отсутствует. В начале книги оно еще есть, пока все растет, развивается, строится, но ближе к середине книге оно отсутствует напрочь и только в конце книги дается примерное указание времени. И в конце книги оказывается, что описываемые события заняли примерно сто лет, может немного больше. Я такое читала впервые и мне очень понравилось. Очень интересны персонажи и их отношение между собой. Сначала они все вместе, но со сменой поколений, старики остаются одни, молодежь занимается собой, а кто-то остается совершенно один и про него забывают. И эта пропасть между людьми становится все больше и каждый закрывается в своем мире. Также в книге замечательно показана линия развития от начала до самого конца (как люди пришли на пустое место, стали возделывать землю, потом у них начали развиваться власть, технологии, развлечения, в целом город стал развиваться, а потом показано как это все стало приходить в упадок и осталась лишь пустая земля). Я сейчас всего и не вспомню, но могу подытожить: 1. Ощущение времени; 2. Временной отрезок повествования; 3. Книга прекрасно отражает отношения между поколениями в современном обществе; 4. Я прочувствовала все одиночество героев, даже несмотря на то, что их постоянно кто-то окружал. Еще раз повторюсь, что мне очень понравилась книга, к тому же у каждого есть возможность прочитать и понять за что она получила Нобелевскую премию.

librebook.me